Россия

 

Я/Мы Рашид Майсигов

 

В Ингушетии появился свой Иван Голунов. Его зовут Рашид Майсигов. Это журналист оппозиционного ингушского издания Фортанга, которому точно так же как и Голунову предъявили обвинение в хранении наркотиков в особо крупном размере.

 

Ранее журналист Рашид Майсигов говорил, что получал угрозы в связи со своей работой. В частности, он освещал протесты против соглашения с Чечней о демаркации границы между республиками и обмене территориями. 23 июля Роскомнадзор сообщил, что сайт Фортанга был заблокирован за публикацию материала, включенного в 2013 году в Федеральный список экстремистских материалов.

 

Утром 12 июля в дом, где проживал Рашид Майсигов, ворвались люди в масках. Они подняли Майсигова с постели, надели на него наручники и  начали проводить обыск. Силовики обнаружили пакетик с белым веществом, сообщила мать задержанного.

 

После того, как силовики нашли пакетик с белым веществом, они начали искать ещё что-то. Один из силовиков взял с журнального столика кипу бумаг, которых там раньше не было, как оказалось потом, это были листовки про Грузию, цитирует мать Рашида Майсигова интернет-издание Фортанга.

 

Видимо, речь идёт о листовках, развешенных по республике в июне этого года в которых был текст с призывами присоединить Ингушетию к Грузии.

 

Майсигов заявил, что в управлении ФСБ по Ингушетии его пытали током, проводя разряды по мочкам ушей. Под давлением он подписал текст признания в приобретении героина и его последующем хранении.

 

По словам адвоката Аушева, Майсигов не употреблял наркотик, это доказывают результаты анализа крови. Также защитник журналиста назвал показания странными. Три недели наркотики носить в кармане это как-то абсурдно звучит, заявил адвокат журналиста.

 

Журналист Иван Голунов проводил расследования, затрагивающие интересы влиятельных людей во власти, и они решили посадить его за решетку, избрав самый простой способ подбросить наркотики.

 

Журналист Рашид Майсигов освещал протесты в Ингушетии, чем затрагивал интересы влиятельных людей во власти на Кавказе. Ингушские власти решили избавиться от журналиста Майсигова тем же способом, каким московские силовики пытались избавиться от журналиста Голунова.

 

Разница в том, что Голунов столичный журналист, работал в столичных изданиях и известен столичной журналистской тусовке, которая и вступилась за него. Рашид Майсигов в столичных изданиях не работал и поэтому в отношении его судьбы ни Совет по правам человека, ни федеральные СМИ беспокойства не проявляют.

 

Россия как единое пространство скрепляется сегодня русским языком, хождением единой валюты и возможностью переброски силовых структур для подавления протестов. России как людской общности, по отношению к каждому члену которой другие ее члены испытывают ответственность, эмпатию и готовность прийти на помощь не существует. 

 

Кремлю плевать на утонувший Тулун, ему близки интересы Сечина и Дерипаски. Столичные журналисты солидарны со своим земляком Голуновым, но, видимо, не готовы столь же сплоченно вступиться за ингушского журналиста Рашида Майсигова.

 

У нас есть возможность доказать, что это не так. Верховный суд Ингушетии 25.07 рассмотрит апелляцию на арест журналиста. Поэтому предлагаю всем, кто считает себя журналистами, акцию: Я/МЫ Рашид Майсигов.

 

Игорь Яковенко,

Blogspot.ru, 25 июля

 

Наш комментарий. Естественно, призыв Игоря Яковенко к акции Я/МЫ Рашид Майсигов не получил широкого отклика. По причине, которую объяснил сам же Игорь Александрович: Столичные журналисты солидарны со своим земляком Голуновым, но, видимо, не готовы столь же сплоченно вступиться за ингушского журналиста Рашида Майсигова.

 

Это то, о чем мы писали в прошлом номере в связи с делом Ивана Голунова: единственная солидарность, которая может быть в сегодняшней России это корпоративная солидарность. Это потолок протестной России. А, как выясняется в связи с делом Рашида Майсигова, эта корпоративная солидарность еще и ограничивается сугубо столичным кругом. Далее Садового кольца не распространяется.