Тот самый Захаров...

 

Мнения

 

Александр Баунов:

 

На два поколения, которые застали поздний Советский Союз спектакли и фильмы Марка Захарова повлияли не меньше, чем рок, Битлз, Булгаков, редкий подпольный Сальвадор Дали, первые летние выезды в Крым, олимпийская пепси-кола, Высоцкий на пластинках и кассетах, бог знает как доставшиеся кроссовки, долгие летние вечера, запах нагретой пластмассы от телефонной трубки, электричка, дачная сирень.

 

Не только вечная Юнона и Авось (и позабытая Звезда и смерть Хоакино Мурьеты), оправдавшие другую музыку официальной сценой. А больше фильмы, которые учили жить в остановившемся времени, помогали ответить на вопрос, как устроить жизнь, если то, что вокруг навсегда. Ведь неподвижное кажется вечным. Надо устроить ее, как тот самый Мюнгхаузен: держать твёрдую ироническую дистанцию, создавать параллельную реальность, настолько отличную от общей, что могут принять за безумного, и оттуда тормошить мир, как барон или граф Калиостро, шутить, дразнить и по-возможности любить их всех. Побеждать волю равнодушного сказочника обыкновенным чудом. Не превращаться в медведя благодаря формуле любви она же формула выживания. Это было идеальное кино неподвижного времени.

 

Потом оно задвигалось, и формула любви перестала работать. Борьба с драконом всегда несколько более плакатна, чем утончения игра с ним же в прятки и умолчания. Но время течёт нелинейно, оно замедляется, в нем есть и заводи и запруды, двубортное и накладные карманы, тонкая игра и умолчания регулярно в моде.

 

Виктор Шендерович:

 

Режиссер, владевший всеми оттенками комедийного, от тончайшей иронии до буффонады, автор блестящих текстов (включая письма солдата Сухова из Белого солнца пустыни), Марк Анатольевич Захаров был, кажется, печальным человеком. Мы виделись не слишком часто, и всякий раз меня цепляла эта печаль, прячущаяся за привычно ироническим складом лица...

 

Он приглашал меня в театр и говорил, как бы оправдываясь перед кем-то: Гриша к вам хорошо относился...

 

Смерть Горина, кажется, закончила и какую-то часть его жизни. Это говорится обычно о мужчине и женщине, но они были созданы друг для друга.

 

Та смерть была катастрофой для нас. Потом пошли беды, ужасные своей "плановостью" - нашим учителям и кумирам сегодня за восемьдесят, под девяносто... И они уходят один за другим те, без кого мы были бы не мы. Скажем так: еще хуже.

 

Спектакли Марка Захарова давно стали легендами его фильмы не потеряли за десятилетия ни грана обаяния и волшебства. Его голос голос демиурга звучит в конце Свифта. Эти фильмы навсегда с нами, и корабль плывет, и лестница в небо не заканчивается...

 

Спасибо вам за все, дорогой Марк Анатольевич.

 

Антон Орехъ:


Ленком Захарова то такая же скала, как Современник Ефремова или Таганка Любимова. Но Ефремов и Любимов это почти исключительно театр, а Захаров это ж еще и гениальное кино!.. В общем, что говорить, и так понятно всё.

 

Лион Измайлов:

 

Марк Захаров руководитель театра Ленинского(!) комсомола(!):

1. Один из первых сжёг партбилет.
2. Я считаю Ленина государственным преступником. Его надо посмертно судить и вынести ему такой же вердикт, как примерно вынесли Гитлеру.
3. Ленина надо закопать.
4.
Сталин преступник.

 

Алексей Лапшин:

 

Я бы не стал писать об ушедшем режиссере Марке Захарове , если бы не обилие ложных авторитетов среди постсоветской интеллигенции. С этим нужно что-то делать. Для меня Захаров ушёл после сожжения партбилета в эфире программы Взгляд весной 1991 года.

 

Понятно, что представляла собой к тому времени КПСС, но в свое время преданность коммунистической идее очень многим людям стоила жизни. Захаров же вступил в партию исключительно ради карьеры в эпоху, когда художники, несогласные с советской властью, находились в андеграунде или даже гораздо дальше. Сожжение таким человеком партбилета в 1991 году поступок очень скверный, к тому же совершенно лишённый вкуса. Впоследствии Марк Захаров полностью приспособился к путинскому правлению. Законченный конформист, одним словом, перебирающийся из режима в режим.

 

Серьёзным художником, тем более великим режиссером мыслителем Захаров, конечно, не был. Просто крепкий ремесленник. Уровень расхожих банальностей вроде Убей дракона в себе. Фильмы его сделаны добротно, довольно мило, хотя, на мой взгляд, в них много шума и суеты. Лучше всего удался Мюнхгаузен. Смотрите сколько угодно его кино, но не создавайте моральные и интеллектуальные ориентиры из тех, кто для этого совсем не годится.

 

Наш комментарий. Очень толковый пост, все по делу. И про сжигание Захаровым партбилета, чем восхитился Измайлов. И про его приспособленчество к каждому режиму. А фильмы действительно добротные, и Мюнхаузен лучший из них, так что вот к этому присоединяемся: Смотрите сколько угодно его кино, но не создавайте моральные и интеллектуальные ориентиры из тех, кто для этого совсем не годится.

 

Владимир Абаринов:

 

У него были лукавые отношения с властью. Получая очередной орден, он показывал ей фигу в кармане, а власть добродушно усмехалась: вижу, вижу твою фигу, ну что ж, пошали. Он и шалил про то, что дракон бессмертен и что свобода есть только на Луне или после смерти. Быть может, из-за этой двусмысленности над театром висел какой-то рок. Янковский, Караченцов, Абдулов... Они не должны были уйти так рано. Театр умер раньше своего режиссера.

 

Наш комментарий. Потому что и сам режиссер умер раньше своей физиологической смерти.

 

Айдер Муждабаев:

 

В рейхе умер очередной крымнашист, путинский холуй, пособник агрессии, соучастник войны против Украины, тысяч жертв и переломанных судеб. То, что он получал кровавые путинские деньги на посту главного режиссёра знаменитого театра, а не снайпера в днр, лишь масштабирует и усугубляет его вину.

 

Виктор Шендерович:

 

Прочитал по неосторожности очередной пост Муждабаева и вдруг представил себе некролог Пушкину: Наконец-то сдохла николаевская подстилка, мразь, прославлявшая подавление польского восстания

И как-то все встало на свои места.