Каталония

 

В поддержку Каталонской Республики

 

Свое отношение к праву на самоопределение вообще и к борьбе Каталонии за независимость в частности я изложил подробно в октябре 2017 года в статьях За разводы без разводок, Еще раз о праве на развод и Право на отделение против права на геноцид. Повторю вкратце свою позицию.

 

1. Право на самоопределение выше права на сохранение территориальной целостности точно так же, как права человека выше прав государств. Точно так же, как не народы для государей, а государи для народов, не народы для территорий, а территории для народов. За отрицанием права на самоопределение не стоит ничего, кроме привычки одних людей считать других людей своей собственностью.

 

2. Должен быть выработан международно признанный механизм легального отделения от существующих государств входящих в них территорий. И это право должно быть узаконено точно так же, как право на развод. Сепаратизм как таковой должен быть легализован во всех странах.

 

3. Смена какой-либо территорией своей формальной государственной принадлежности должна стать таким же нормальным явлением, как смена правящей партии на выборах. В мире, в котором создается все больше межгосударственных объединений с единым правовым пространством, а границы становятся все более условны, это вполне реально.

 

4. Государственный суверенитет как исключительное право государств распоряжаться своим населением это вообще уходящая натура. Его все больше ограничивают права человека снизу и международные институты сверху. Международный арбитраж уже сейчас может и должен стать главным фактором при решении сепаратистских конфликтов.

 

По поводу последних событий в развитии испано-каталонского конфликта имею сказать следующее.

 

1. Что бы ни лепетали испанские имперские власти о нецелевом расходовании денег, главным обвинением на судилище было обвинение в подстрекательстве к мятежу, каковым испанские имперские власти рассматривают мирные политические акции, направленные на достижение независимости. Таким образом, как преступное рассматривается само стремление к отделению. Испанские имперские власти в принципе не признают за каталонцами права легально добиваться самоопределения. А значит, конфликт неизбежно будет выливаться в силовое противостояние.

 

2. Всю ответственность за перерастание конфликта в силовой несут испанские имперские власти. Они отказали каталонцам в праве и лишили их способов добиваться независимости легально и мирно. Они же первыми и перешли к политическому насилию. Они ответили репрессиями на мирную политическую борьбу. И каталонцы имеют полное право на силовой же ответ. Вопрос о том, насколько для них целесообразно этим правом воспользоваться, я оставляю на усмотрение самих каталонцев. Но это право у них есть. И никто не вправе будет их осуждать, если они им воспользуются.

 

3. Праволиберальные авторы, вроде Юлии Латыниной, любят подчеркивать, что нельзя недооценивать эффективность государственного насилия. История знает массу примеров, когда при помощи государственного террора удавалось подавить всякое сопротивление надолго или даже очень надолго (навсегда в истории не бывает). Это часто верно в отношении тоталитарных и жестко авторитарных режимов, которые вообще не связывают себе руки какими бы то ни было правовыми ограничениями, не стесняются крайней жестокости, готовы на массовое кровопролитие. А вот в эффективность попытки сочетать масштабное политическое насилие с сохранением основных институтов современной либеральной парламентской демократии и гражданских свобод я не верю. Равно как и в возможность установления в современной Испании жестко авторитарного режима.

 

И в заключение.

 

Народ имеет право на все по отношению к своему государству. Потому что государство это не более чем производная от народа. Государство не имеет самостоятельной сущности, отдельной от народа субъектности. Народ не имеет права только на одно: тащить и не пущать другой народ.

 

Александр Скобов,

Каспаров.ru, 18 октября