Украина

 

Наш комментарий. Тем, кто обвиняет президента Украины Владимира Зеленского в том, что он под давлением Путина согласился включить в обменный список беркутовцев, виновных в расстреле Небесной сотни на Майдане, сторонники такого обмена говорят: а как вы будете смотреть в глаза родителям украинских военнопленных, которых бы не отпустили, если бы Зеленский не отдал беркутовцев?

 

Но этот аргумент можно парировать встречным доводом: а как вы, одобрившие освобождение этих убийц, теперь будете смотреть в глаза родственникам расстрелянных ими граждан? Что вы им скажете?

 

Нам кажется, у этой дилеммы нет правильного решения. С одной стороны, не только потому, что убийства ни в чем не повинных людей не должны остаться безнаказанными, но также потому, что с большой вероятностью отпущенные и не понесшие наказание беркутовцы совершат новые преступления. С другой стороны, рука не поднимется оставить в плену украинских граждан, когда есть возможность освободить их. Эта дилемма давно и хорошо известна в Израиле, где проходили еще более неравноценные обмены. Последний такой широко известный случай: обмен одного израильского солдата Гилада Шалита на более чем тысячу палестинских заключенных, многие из которых были осуждены за теракты и убийства израильтян. Израильское общество в таких случаях тоже раскалывается: одни осуждают такие неравноценные обмены, другие поддерживают.

 

В общем, Зеленскому в этой ситуации не позавидуешь. Но он сам выбрал этот свой крест. И, подозреваем, впереди у него еще более трудные ситуации, Путин ему их обеспечит.