Итоги года

 

БРАТЬЯ

Шендерович мне друг, но истина дороже

 

Виктор Шендерович поздравил нас всех с новым годом. Как говорится взаимно.

 

Но в его тексте резануло слух вот это: увиделся с Константином Райкиным. Забытое ощущение БРАТСТВА и длинной, не зря прожитой жизни (слово братство выделено мной. В.З.).

Как известно, Райкин в апреле 2000 года подписал омерзительное, целиком в духе советских времен Письмо двадцати одного в поддержку того, что творила российская военщина в Чечне. А летом 2014 года в интервью информагентству Амур.инфо сказал, что рад тому, что Крым теперь российский.

 

Я в душе сразу порадовался этому замечательному братству. А на следующий день в ленте фейсбука увидел вот такое сообщение: Ворожа куля обірвала життя 24-річному Віктору Афанасьєву Мами України! Помолiться за цю дитину! Помяніть його Він був сиротою. ВІЧНА ПАМЯТЬ СИНОВІ УКРАЇНИ!

 

Информация трехмесячной давности, но больно царапнула погибший 24-летний Виктор Афанасьев, сирота, его и оплакать-то было некому. А молодые украинские ребята и сегодня продолжают гибнуть так что все актуально. И я понял, что не могу не высказаться более развернуто.

 

(https://1news.informer.biz.ua/editor5/55131/?fbclid=IwAR1Yf-NdVj-2G2mqnCQGRU-tPXST8KImZU1k7lOHB-i_EV-G1EK6AzPdaUU).

 

Итак, о пресловутом братстве.

 

Сколько сам Виктор Анатольевич написал текстов о вине подлой российской элиты, с самого начала кинувшейся надувать, а потом подпирать путинский рейтинг Но как только доходит до конкретного деятеля культуры, конкретного брата так выясняется, что корпоративная солидарность перевешивает факт поддержки братом самых омерзительных преступлений Путина. И, конечно, тут же в ход идет тяжелая артиллерия, нам сообщается о выдающихся заслугах этого деятеля перед российской а то и мировой культурой (это было, например, в текстах памяти Алексея Баталова, Марка Захарова). Только хочется спросить а каким боком эти выдающиеся заслуги оправдывают их поддержку преступлений Дракона? Ведь на самом деле на деятелях культуры, которые, как принято считать в российской традиции, являются совестью нации, лежит гораздо большая ответственность, чем на простом обывателе об этом в том числе в своих текстах неоднократно писал и сам Виктор Анатольевич.

 

И здесь, видимо, проходит водораздел, уже, видимо, непреодолимый, между украинцами и самыми либеральными россиянами, даже теми, которые осуждают российскую агрессию против Украины. Видимо, не болит у них так, как у граждан Украины. Русская культура, родство с которой они ощущают и декларируют, для них важнее, приоритетнее. В принципе, у Виктора Шендеровича идеальный слух, но тут он дал сбой, корпоративная солидарность перевесила не почувствовал, что упоминать о братстве с человеком, поддержавшим действия Путина, которые привели к гибели тысяч людей это оскорбление их памяти. Я, во всяком случае, воспринял эти слова именно так. А еще большее оскорбление убеждать, что заслуги этого деятеля на культурной ниве являются индульгенцией его одобрямсов.

 

Никогда, видимо, не поймут российские либералы, почему украинцы так нервно реагируют на любое упоминание имен российских деятелей культуры, поддерживающих Путина, так же, как украинцы никогда не поймут, почему ради культуры российский либерал готов закрыть глаза на страшные преступления, к которым привело, в том числе, соглашательство таких культурных деятелей.

 

Могу только повторить то, что я думаю обо всей этой российской элите и ее заслугах, в свое время я это исчерпывающе высказал в заметке Чикатило в Кремле (Рубеж, № 8 за 2017 г.) здесь, после гибели другого украинского парня, которому было всего 22 года: на хрен не нужна такая культура, которая на словах проповедует разумное-доброе-вечное, а на деле поддерживает захватившего власть серийного убийцу, этого Чикатило во главе ядерной державы.

 

Все-таки верно однажды заметил Аркадий Бабченко (при том, что часто я не соглашаюсь с его оценками), что нельзя столько лет вариться в одном котле с этой кодлой и сохранить иммунитет, не инфицироваться самому.

 

P.S. В комментариях под постом Виктора Шендеровича некоторые читатели, пытаясь заступиться за него, заметили, что чисто по-человечески трудно требовать от него размежевания с человеком, которого он хорошо знает, да еще чувствует с ним братское единение.

 

Согласен. Я сам ощущал некоторую неловкость, когда писал эти заметки, поскольку, как знают наши читатели, Рубеж организовывал творческие вечера Виктора Шендеровича в Нюрнберге и я имею честь быть с ним знакомым. И в большинстве случаев солидарен с его позицией и тоже ощущаю с ним своего рода братство. Но, как говорится, Виктор Анатольевич мне друг, но

 

Но у него ведь был простой способ избежать этой неловкости просто не вспоминать в своем тексте Константина Райкина. Понятно, что писать о нелицеприятных поступках человека, которого хорошо знаешь и с которым дружишь труднее, чем о подлостях обобщенной элиты. Никто ведь не требует от него разорвать дружбу с кем бы то ни было. Это личное дело каждого, с кем дружить (хотя, конечно, скажи мне, кто твой друг) Пожалуйста, дружите на здоровье, братайтесь, нас это не касается но только до тех пор, когда информация об этой дружбе и этом братстве не выносится, причем, с гордостью, в публичную плоскость.

 

Увы, повторюсь, слух, обычно всегда такой тонкий, в данном случае Виктору Анатольевичу изменил не понял он этого.

 

Вадим Зайдман