Польский вопрос
 

Фрейд рулит

Почему Путин так переживает за Сталина

 

В подборке мнений блогосферы на очередные откровения Путина В.В., на сей раз о правителях предвоенной Польши, Дмитрий Колезев в конце своего поста недоумевает: В конце концов, это же не Путин с Гитлером Польшу делил, чего так переживать.

 

Дмитрий Колезев в связи с очередными откровениями Путина В.В., на сей раз о правителях предвоенной Польши, в конце своего поста недоумевает: В конце концов, это же не Путин с Гитлером Польшу делил, чего так переживать.

 

Понятно, что недоумение это риторическое. Конечно, прежде всего Путин, и в этом он наверняка отдает себе ясный отчет, занят тут опровержением все более укореняющегося в мировом сознании факта а теперь, после принятия 19 сентября Европарламентом резолюции О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы признанного на официальном уровне тождественности нацизма и коммунизма, ответственности СССР/Сталина за развязывание Второй мировой войны, которое было предопределено подписанием пакта Молотова Риббентропа.

 

Но есть и вторая причина, Путиным, скорее всего, неосознаваемая. Это то, что он чувствует себя верным продолжателем сталинского дела. Как в целом, возвращая Россию в сталинские реалии (а в том, что связано со всплесками православного мракобесия и фундаментализма так в еще более далекую, средневековую историю), так и конкретно в области ее агрессивной внешней политики. Фрейд, независимо от его желания, так и прет из него.

 

Почему эта причина неосознаваема? Вряд ли Путин готов сегодня во всеуслышание заявить о том, что он, вслед за Сталиным, проводит политику аннексий территорий, которые плохо лежат. Понятно, что большая часть Украины это территория исконно российская, но настамнет, а все на самом деле решили на референдуме жители Крыма и простые трактористы Донбасса.

 

Путин так переживает, потому что подспудно хочет оправдать в глазах мирового сообщества не только Сталина, но и себя, в 21-м веке аннексирующего братские исконно российские территории. Заметьте: до агрессии против Украины вопрос уравнивания коммунизма и нацизма не был для Путина столь болезненным. 10 лет назад, когда отмечалось 70-летие со дня начала Второй мировой войны, польская Газета Выборча (Gazeta Wyborcza) опубликовала статью тогда российского премьера Владимира Путина, в которой недвусмысленно признавалось: Без всяких сомнений, можно с полным основанием осудить пакт Молотова-Риббентропа, заключенный в августе 1939 года.

 

Без всяких сомнений! Эта констатация в устах Путина сегодня звучит так же невероятно, как и, например, вот эта: Крым это часть украинского государства, и мы не можем вмешиваться во внутренние дела другой страны. Нужно отдавать себе в этом отчет. Вы не поверите, но это тоже сказано все тем же Путиным во время Прямой линии 2006 года, в разговоре с жителями Севастополя (самое потрясающее, что стенограмма этой Прямой линии, в которой слова о Крыме как части Украины можно расценить как экстремистские и подрывающие территориальную целостность России, и сегодня висит на сайте телеканала Россия 1!). Возвращаясь к основному нашему разговору: теперь, когда минуло уже 80 лет со дня начала Второй мировой войны, президент Путин раз за разом пытается оправдать и даже выдать за достижение сталинской дипломатии сговор двух людоедов.

 

И еще деталь. Штрих. Не случайно в 2010-м году на канале Культура состоялась всероссийская премьера фильма Катынь Анджея Вайды. Тогда такое могло быть. Сегодня во многом уже другая эпоха, сегодня такое представить себе невозможно.

 

Так же, как Польша была для Сталина уродливым детищем Версальского договора (определение В. Молотова от 31 октября 1939 года, уже после раздела Польши двумя разбойниками!), так же для Путина Украина уродливое детище Беловежских соглашений.

 

Со всеми, по мнению Путина, вытекающими из этого факта последствиями. Которые, в меру своих сил, он и предпринимает, в попытке избыть крупнейшую геополитическую катастрофу 20-го века. И он, похоже, хочет найти своим усилиям как минимум оправдание, а еще лучше сочувствие мирового сообщества.

 

И не понимает Владимир Владимирович, это уродливое детище Бориса Николаевича, что своими потугами он все более приближает наступление крупнейшей геополитической катастрофы на этот раз 21-го века третьего, надо надеяться, окончательного этапа распада Российской империи.

 

Вадим Зайдман