Турецкий гамбит

 

Россия и Турция вот-вот опять рассорятся

Удар по турецкой колонне был намеренной провокацией режима Асада

 

Была у Кремля мечта оттянуть своенравного турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана от Запада, решительно ослабить НАТО, переменить весь стратегический расклад на важнейшем юго-западном направлении и обезопасить Черное море. Вспомнив молодость, вербовку турецкого лидера лично вел бывший подполковник ПГУ КГБ СССР Владимир Путин.

 

Бюджетных денег было потрачено побольше, чем на Олимпиаду в Сочи: строительство АЭС Аккую, подводных газопроводов Голубой поток и Турецкий поток. Ни в один из этих проектов Турция не вложила ни копейки, но получала подряды. Эти проекты вряд ли когда окупятся и вряд ли когда выйдут на проектную мощность.

 

Еще поставка Эрдогану ЗРК С-400 в кредит, который неизвестно когда будет возвращен.

 

Путин лично встречал капризного турка, простил сбитый в ноябре 15-го Су-24М, и вот все усилия вместе с десятками миллиардов долларов коту под хвост в один черный день 27 февраля, когда бомбардировщики Су-24М ВВС Сирийской арабской армии (САА) разнесли в прах походную колонну турецкой армии. 33 убитых турецких военных и 32 раненых. В турецком обществе поднялась настоящая буря гнева: русских до того многие считали чуть ли не союзниками, а те вероломно перебили солдат-срочников, которые в тот момент им ничем не угрожали.

 

То, что на Су-24М были вроде знаки различия ВВС САА, туркам сегодня не важно, тем более что за штурвалом недавно поставленной модернизированной машины вполне могли быть наши летчики-инструкторы.

 

Выборы в Турции вполне конкурентные, а у правящей партии в парламенте чуть меньше половины мест. Эрдоган, конечно, авторитарный правитель, но зависит от общественного мнения. В результате еще долго в Турции любой политик и любая власть будут вынуждены считаться с устойчивыми антирусскими настроениями. Точно так же, как это сегодня происходит в Польше, Грузии, Украине и Прибалтике.

 

Всегдашнее российское официально-бессмысленное и беспардонно-мелочное вранье усугубляет ситуацию. Минобороны заявило, что турецкие военные находились в боевых порядках террористических формирований и не передали Центру примирения сторон на авиабазе Хмеймим свои координаты, вот их и разбомбили, мол, сами виноваты. Министр обороны Турции Хулуси Акар утверждает, что координаты турки передали и что, когда их убивали, никаких посторонних сирийских оппозиционных бойцов рядом не было.

 

Что похоже на правду, поскольку тогда вперемешку были бы раненые и убитые турецкие и сирийские граждане, но были-то одни турки.

 

Кроме того, турецкие военные передвигались по шоссе плотной колонной и, очевидно, не были развернуты ни в какой боевой порядок ни вместе с террористами, ни сами по себе. Были бы развернуты и рассредоточены в боевой порядок не было бы таких потерь. Для этого боевые порядки, собственно, и придуманы.

 

Воздушное пространство над Идлибом и оперативную обстановку плотно контролирует Центр боевого управления на Хмеймим, который координирует любые операции с Центром примирения и получает разнообразные разведданные в реальном времени от наземных радаров, от беспилотников, от спутников, самолетов электронной и прочей разведки и из других источников. Без директивы дежурной смены ни одна бомба не падает в Идлибе. Похоже, удар по турецкой колонне был намеренной провокацией режима Башара Асада, который давно пытается втянуть РФ в прямую конфронтацию с Турцией, а также с соучастием российских официальных лиц и командных структур. Не исключена также и коррупционная заинтересованность.

 

Нелепое заявление Минобороны турок только злит. Оно вообще больше похоже на оправдание или отмазку, придуманную для президента.

 

В Москве Путин провел оперативное совещание постоянных членов Совбеза, где подробно разбирался трагический эпизод 27 февраля. Дмитрий Песков сделал потом заявление, которое можно признать в какой-то мере примирительным. Продолжает в Анкаре переговоры с турками военно-дипломатическая межведомственная оперативная группа. Путин до обстрела колонны не горел желанием устраивать саммит по Идлибу, пока оперативная группа не добьется хоть какого успеха, а теперь согласился принять Эрдогана в Москве 5 или 6 марта, чтобы предотвратить эскалацию конфликта и, может, спасти что-то из вложенного в дружбу с турецким лидером.

 

Но проблема в том, что на земле Идлиба под турецким огнем асадовская САА уже начинает разваливаться. У турок всего в армии больше 1500 тяжелых гаубиц разных типов, в том числе разработанные вместе с Южной Кореей (T-155 Fırtına) и Германией. Дальность у них до 40 км, хорошая точность, и к Идлибу подтянули их немало. Много всяких ракет дальностью в том числе до 900 км как американских, так и китайских лицензионных.

 

После 27-го турки резко усилили огневое воздействие по САА, причем ракетный и артиллерийский огонь в основном ведется с турецкой территории (страна НАТО), куда ни залетать, ни стрелять нельзя. Под прикрытием этого огня боевики сирийской оппозиции Свободной сирийской армии, которую турки переименовали в Национальную сирийскую армию, радикальные исламисты из Хайат Тахрир аш-Шам (запрещена в РФ) и из группок поменьше перешли в контрнаступление. 27-го они вошли в город Саракиб, расположенный в точке пересечении шоссе М4 и М5 в десятке километров от самого Идлиба. До того Саракиб был взят частями САА 6 февраля, и это открывало режиму Асада прямую дорогу из Дамаска в Алеппо.

 

27-го вояки из САА в панике из Саракиба бежали, бросая исправную технику и вооружения.

Саракиб ключевая позиция. Без него вся российско-сирийская операция в Идлибе теряет стратегический смысл.

 

Источник в Минобороны 27-го привычно объявил журналистам, что атака на Саракиб отбита, но вскоре стало ясно, что это неправда. Теперь Саракиб все еще пытаются отбить, но пока не выходит. Эта крайне неприятная ситуация могла стать одной из причин принятия решения разгромить в ответ турецкую колонну в тот же день.

 

Многие российские военные и дипломаты с самого начала считали, что из попытки перевербовать Эрдогана ничего хорошего не выйдет. До 5-6 марта, когда Путин и Эрдоган встретятся и объявят, скажем, о новом перемирии перед 8 марта, вооруженное противостояние в Идлибе скорее будет нарастать. Хотя бы для того, чтобы захватить побольше территории до начала перемирия. Будут, наверное, всякие новые провокации, и, к сожалению, ни о каких серьезных кадровых переменах в руководстве Хмеймим не слышно.

 

Вместо серьезного расследования того, как и почему был нанесен бессмысленный и провокационный удар по турецкой колонне, в Москве продолжат поминать недобрым словом русофобию, пока вожделенные проливы (Босфор и Дарданеллы), за которые было пролито столько крови в многочисленных войнах, опять уплывают в туман.

 

Павел Фельгенгауэр,

Новая газета, 29 февраля