Украина

 

Роковые минуты Украины

 

На посту Президента Украине нужен сегодня не криворожский аниматор, а профессиональный международник, который сможет мобилизовать огромный потенциал поддержки независимой Украины во всем мире, сформулировал Андрей Пионтковский.

 

Пожалуй, это точная формула того, какой президент нужен сегодня Украине.

 

Да, конечно, очень хорошо бы еще, чтоб этот президент не был зависим ни от каких кланов и имел бы политическую волю к борьбе с коррупцией (это то, чего не было у Порошенко, из-за чего он и погорел), да просто имел бы элементарную совестливость и прежде всего думал о стране, а потом уже о себе (не путал государственную шерсть с собственной), но в условиях продолжающейся агрессии России профессионал-международник, пожалуй, выходит на первый план. Промедление смерти подобно самому существованию независимой Украины.

 

А вопли и стенания всевозможных кликуш, что президента выбрал народ Украины и потому, мол, надо его терпеть как минимум все пять лет его каденции это именно кликушество и ничего более. Так можно и до полного краха досидеться, до полномасштабной оккупации страны агрессором. Или же сделать цену удержания агрессора на тех рубежах, на которых он сейчас находится, неизмеримо более высокой, чем сейчас. Вот только 18 февраля, в пятую годовщину прекращения кровопролитных боев за Дебальцево, пророссийские силы предприняли наступательные действия в ряде населенных пунктов, в том числе, в районе Золотого, где, напомню, президентом Зеленским было буквально продавлено решение об отводе войск. И, напомню, президент Зеленский шел на выборы под лозунгом прекращения войны: нужно всего лишь перестать стрелять (развести войска). Инцидент 18 февраля, циничная провокация, по словам самого президента, и как раз на линии недавнего развода войск хорошая иллюстрация компетенции главнокомандующего Зеленского и его военных советников. Думали, развели войска а на деле оказалось, развели самого Зе, ну и в его лице всю Украину.

 

Выбор народа не должен становиться некой сакральной ценностью, на которую надо молиться и ничего не предпринимать, даже если последствия этого выбора ведут к катастрофе.

 

Народ не всегда прав. Особенно в посттоталитарных странах, не отягощенных грузом опыта жизни в условиях демократии.

 

В 1933 году по результатам выборов больше всего мест в рейхстаге получила нацистская партия.

 

В 2000-м году российский народ на относительно честных выборах (во всяком случае, честной была процедура подсчета голосов) проголосовал за Путина, с которым теперь никто в мире не знает, что делать.

 

Да и сами украинцы на всех прошедших в независимой Украине выборах президента всякий раз делали, мягко говоря, далеко не лучший выбор. Иначе чем объяснить тот факт, что по окончании уже почти третьего десятилетия независимости Украина никак не может дать себе ладу в отличие от восточноевропейских стран, почти в то же самое время освободившихся из объятий Старшего брата. На войну кивать не надо, потому что война случилась аж на 23-м году независимости, и сама она стала возможной в том числе по причине слабости Украины.

 

Конечно, главная проблема Украины не в Зеленском, а в народе, выбравшем такого человека в президенты. Выбравшем в условиях, когда страна находится в состоянии войны с подлым коварным агрессором. Да, конечно, народ, набивая шишки, учится демократии но на 30-м году независимости, казалось, можно было бы уже выйти из пубертатного возраста настолько, чтобы понимать, что в условиях смертельной опасности для страны на посту ее президента не должен находиться комик! Так что бачили очi, що купували, имеем того президента, которого заслужили.

 

Может быть, Зеленский и не зрадник, а просто потрясающе некомпетентный на этой должности человек. Понабиравший, в силу некомпетентности, в свою команду откровенных зрадников. Человек, оказавшийся в опаснейшее для страны время не на том месте. Хлестаков, как я определил еще в октябре прошлого года (см. Рубеж № 10). И за прошедшее с тех пор время этот диагноз товарища Саахова еще больше подтвердился.

 

Я не призываю к каким-то антиконституционным действиям или новому Майдану для свержения Зеленского (хотя, чем долее будет такой некомпетентный президент находиться на своей должности, то есть, чем более дров он успеет наломать, тем более такой радикальный сценарий будет становиться вероятным).

 

Есть конституционная процедура отстранения негодного президента от власти. В конце концов, даже в США периодически запускается или делается попытка запуска процедуры импичмента. Последняя только что имела место на наших глазах. Но США не находятся в состоянии смертельной опасности. А Украина находится. Но для этого в украинском обществе должно вызреть осознание этой опасности и осознание негодности сегодняшнего президента Украины в ее минуты роковые. И общество призвало бы его подать в отставку.

 

P.S. Когда эта статья была уже написана, пришло сообщение, что президент Зеленский подписал указ о введении Дня сопротивления оккупации Крыма и Севастополя, который будет ежегодно отмечаться 26 февраля. Игоря Яковенко эта новость воодушевила настолько, что он написал: Указ Зеленского о Дне сопротивления оккупации Крыма и Севастополя стал лаконичным ответом тем, кто надеялся, что президентом Украины может быть предатель.

Ну все, если Зе издал такой указ, все дискуссии о его роли патриотической или коллаборантской (или, как я считаю, попросту дилетантской, хлестаковской) в противостоянии российскому агрессору, следует прекратить.

 

Вот теперь с помощью указов и будем бороться с агрессором.

Раз указ, два указ, еще много, много раз!

Певуны! как говорил профессор Преображенский.

Особенно ЗЕбильно этот указ выглядит в свете того, что никакого сопротивления оккупации Крыма и Севастополя не было. Я об этом говорю даже не в плане осуждения, а исключительно как о факте, понимая, что в 2014-м году очень трудно было сопротивляться вежливым человечкам не только в силу слабости украинской армии, а во многом по причине того, что невозможно было поверить, что россияне, которых большинство украинцев действительно считали братьями, вместе с которыми воевали во Вторую мировую против нацизма, могут вот так себя повести и напасть на Украину. Невозможно было поверить в такое вероломство и тем более первыми начать стрелять в братьев: это был такой психологический рубеж, рубикон, который надо было заставить себя перейти.

 

Вадим Зайдман