Дело Сети. Скандальный поворот
 

26 февраля 2020 года

Из письма Дмитрия Пчелинцева
 

передано из СИЗО 26 февраля 2020 года Зое Световой

 

У меня не было абсолютно никаких отношений с Екатериной Левченко и Артемом Дорофеевым. Я даже не уверен, что понимаю, о ком именно речь. Есть только предположение, что Артема я видел, когда работал официантом, но мы не общались. Никакой информации об их исчезновении у меня нет, кроме той, которая распространялась в виде слухов. Источником слухов был все тот же Илья, но они были слишком противоречивыми, а версий было слишком много, чтобы в них поверить. В итоге в одной из последних версий я оказался причастен к убийству, да еще оказалось, что я торговал наркотиками, а из статьи Медузы я узнал, что я наркотики еще и употреблял. 

 

Сотрудники ФСБ фальсифицируют доказательства, всем это очевидно, но они появляются в тексте Медузы, которая даже не понимает, о чем пишет, говоря словами прокурора

 

Илья не был ни на одном заседании (суда), и писать, что он хочет якобы помочь Куксову по меньшей мере странно. Он уже помог мне, когда спас мою бывшую супругу Ангелину, помог Арману, когда спас его девушку Топчилову Анну, от Шишкина Игоря мне известно, что Илья спасал и его жену, а до этого Аксенову, но вроде не спас

 

Никакого расследования он не вел, он занимался любимым делом всех тусовщиков собирать и распространять слухи, вбрасывать информацию и чувствовать себя очень важным человеком, вершителем судеб

 

Я не знаю, работал ли Илья в ФСБ или он просто, как сказала мне Лина, безумный маньяк, но вышедшая статья могла иметь только одну цель, судя по качеству, содержанию и времени выхода. Она этой цели, судя по всему, достигла. Я ошибался, когда говорил, что сюда невозможно успешно внедрить агента. И судя по реакции людей, у него есть все шансы продолжать успешно работать. У нас был шанс не только выйти из тюрьмы, но и посадить всех тех, кто участвовал в фабрикации дела

 

Я очень сочувствую близким погибшего парня, но ничего сделать для расследования его смерти я не могу, кроме как надеяться, что оно будет проведено с максимальной эффективностью, и мы узнаем, как все было на самом деле. Я только боюсь, что если ФСБ реально при делах, то мы больше вообще не увидим эффективных расследований.

 

Дмитрий Пчелинцев.

https://novayagazeta.ru/articles/2020/02/27/84086-set, 27 февраля