Корона

 

Почему я не доверяю информации государственных каналов

 

Попробую объяснить, почему я не доверяю государственным СМИ Германии так же, как не доверяю и Первому каналу РФ.

 

Как говорится, на пальцах:

 

Недавно в разговоре с молодой женщиной (русскоязычной, но живущей не в России) я услышала, что она крайне напугана заражением от коронавируса. Я поинтересовалась, откуда она черпает информацию: из российских СМИ или из каких-то иных?

 

Что вы, замахала руками женщина, разве можно доверять российскому ТВ? Нет, я слушаю только то, что передают официальные, государственные каналы...

 

Речь шла об англоязычных, а т.к. муж этой женщины француз, то и франкоязычных.

 

Почему вы не верите тому, что говорится на первом канале России, и верите тому, что слышите на английских и французских государственных каналах? спросила я.

 

Она растерянно произнесла: Ну как же...

 

Огромное количество граждан разных стран привыкли доверять тому, что говорит телевизор. И, что удивительно, когда это озвучивают в России, то адекватные люди смеются. Как можно верить? В ходу известная фраза классика: не читайте советских газет (и не смотрите новостные программы российского ТВ). Но когда идет речь о немецких, английских или французских государственных СМИ (то есть подконтрольных властям), то тут вдруг полное доверие.

 

Почему же я не доверяю тому, что слышу по АРД (первая кнопка немецкого ТВ)? Прежде всего потому, что у меня априорная идиосинкразия на восприятие информации государственных СМИ. У меня, как у человека, прошедшего школу советской закалки относительно недоверия к тому, что говорят власти, автоматически срабатывает инстинкт сомнения, который распространяется на все официальные источники информации. Стойкая прививка ото лжи государственного вещания осталась навсегда на уровне подсознания.

 

Прожив почти тридцать лет в Германии (половину жизни), я научилась спокойнее принимать услышанное тут и не воспринимаю так уж все в штыки. Пока речь шла о повседневном (например, о проблеме покраски стен в тюрьмах) или не очень меня касающемся (например, о ситуации в Сирии и участии немецкого бундесвера в урегулировании конфликта), я принимала информацию, не проверяя ее. Но смерть от вируса это уже не война в Сирии, которая далеко, и даже не наплыв беженцев, которые совсем рядом. Смерть, по сообщениям немецких СМИ, уже стучалась в мой дом. А я по всем категориям была в группе риска (и возраст, и диабет, и нарушение дыхания, и гипертония короче, полный букет бабушки). Естественно, я заинтересовалась: можно ли доверять тому, что говорят в телевизоре, правда ли все так опасно, действительно ли официальные источники серьезные специалисты?

 

Но кроме выработанного годами недоверия к информации от правительства вообще и в принципе, у меня были и другие основания не доверять, а проверять то, что транслировалось в официальных СМИ. А именно:

 

Сразу после выступлений глав государств (Макрона и Меркель) с обращением к народу о начале страшной войны (именно таким словом было обозначено появление вируса в Европе) все государственные СМИ, как после взмаха дирижерской палочки, в круглосуточном режиме начали бомбить граждан информацией о том, как страшен, как заразен, как смертелен этот вирус. Радио- и телепрограммы работали в одном направлении: нам рассказывали исключительно то, что пугает. Такая однобокая информация вызывает сомнение у любого нормального человека, не правда ли.

 

Сразу же появилась группа специалистов, которые из всех утюгов говорили об одном и том же вирус неизвестный, лекарства нет, вакцину надо ждать, а пока... сидите дома и готовьте белые тапки. Группа, допущенная к средствам массовой информации, состояла из директора Кох-Института господина Вилера (Институт орган при Минздраве Германии, а сам Вилер член одной из групп при том самом коррумпированном ВОЗе), Министра Здравоохранения Германии господина Шпана (бывший банковский работник, попавший в минздрав два года назад) и эпидемиолога Дростена. Более подробно об этих персоналиях читайте в тексте "Молчать нельзя говорить". То, что я узнала об этих людях и организациях, привело к однозначному выводу: доверять им нельзя. Во всяком случае, полностью.

 

Эпидемиолог Дростен, назначенный кабинетом канцлера придворным и единственным специалистом в области вирусологии, стал медийным лицом номер один. Его портреты и заявления слышны отовсюду, начиная с местных боевых листков и заканчивая такими журналами, как Шпигель, Фокус и т.д. Причем с кричащими и многозначительными заголовками. Focus: Новая волна заражения. Вирусолог Дростен предупреждает о существовании опасных побочных эффектов от вируса. Die Welt: Дростен предупреждает о второй инфекционной волне. Die Zeit: Мы должны снизить количество заболевающих. Иначе мы не справимся. И это можно прочитать каждый день. Во всех изданиях. Крупно. Жирно.

 

На всех государственных каналах транслировалось только ОДНО мнение, мнение, озвученное правительством. Ни на одной официальной кнопке вещания не было хотя бы намека на сомнение. Ни разу, нигде, никого, кто бы излагал альтернативную точку зрения. Ни в феврале, ни в марте не передавалось мнение вирусологов, не согласных с тем, что звучало из уст официальных лиц. К слову сказать, их было достаточно. Например: Prof. Pschel, Prof. Bhakti, Dr.Petersohn, Dr.Volz, Dr. Wolfgang Wodarg, Dr. Michael Spitzbart, Virolog Dr. Streek, Dr. Rdiger Dahlke, Dr. Claus Khnlein, Prof. Dr. Karin Mllnig, Prof. Dr. Martin Hadditsch, Prof. Dr. Stefan Hockertz. И это далеко не полный список тех, кто выступил с противоположным официальному мнением. Но их слова тонули под напором придворных спецов, сутками говорящих на государственных теле- и радиоканалах.

 

Перечисленные выше профессора известные в мире специалисты. Например, Dr. Wolfgang Wodarg был как раз в комиссии при Европарламенте, которая разгромила ВОЗ в связи с их аферой относительно пандемии свиного гриппа в 2010 году и который смог тогда развенчать миф о поднятой ВОЗом панике и попытке заработать на вакцинации. Теперь же официальные каналы после его ролика на YouTube, набравшего сотни тысяч лайков, заявили о несостоятельности аргументов престарелого пенсионера. Знала ли широкая публика, кем является профессор Водарг? Конечно, нет. Было ли ей рассказано о нем и его мировой известности в среде специалистов-вирусологов? Тоже нет. Можно ли слушать мнение престарелого пенсионера? Безусловно, нет. Такова цепочка поданной гражданам информации. Является ли это подборкой в пропагандистских целях официальной версии? Несомненно ДА! Можно ли, сопоставив все это, верить государственным СМИ? Для меня этот вопрос риторический.

 

Дальше больше. Специалистов, не согласных с мнением вышеназванной группы, не только не допускали к микрофонам государственных СМИ, их начали преследовать, ролики удалять. Канцлер Германии Ангела Меркель откровенно заявила, что возмущена разразившейся дискуссией вокруг коронавируса. Никакой дискуссии. Есть только одно мнение. Мнение, транслируемое властью и подвластными СМИ.

 

Теперь скажите, пожалуйста, может человек в здоровом уме и трезвой памяти после всего этого доверять государственным каналам?

 

P.S. Понимаю, рушится вера и надежда на то, что Европа и Германия (прежде всего) островки демократии, где приоритетными считаются права человека, свобода слова и мнения. Увы...

 

Татьяна Росс,

Каспаров.ru, 30 апреля