Обнуление нефти

 

Нефти закачаешься

Американский сорт WTI обвалился до минус $40 за баррель: что это значит для России?

 

Больше 300 лет назад в сражении в устье Невы русский флот одержал первую в своей истории морскую победу, пленив два шведских военных корабля, в честь чего царь Петр I приказал выбить медаль с надписью Небывалое бывает. Вчера небывалое случилось на американском нефтяном рынке, где стоимость майского фьючерса на нефть сорта WTI стала отрицательной, упав до минус $37,63 за баррель с поставкой в мае.

 

Слово поставка закавычено не просто так расчет по фьючерсному контракту на нефть может произойти как чисто финансовым образом, так и путем поставки реальной нефти, которая по условиям торгов должна быть отгружена на нефтяной терминал в городе Кушинг, общей вместимостью в 76 млн. баррелей.

 

Проблема в том, что в настоящий момент нефтехранилища терминала заполнены на 70 %, а заполнение свыше 80 % считается технически опасным уровнем. Таким образом, свободные мощности Кушинга составляют менее 8 млн. баррелей, т. е. чуть больше 1 млн. тонн нефти.

Хранение нефти платная услуга, а в последнее время в связи с огромным избытком на мировом рынке и сокращением свободных мощностей по хранению изрядно подорожавшая.

 

Потому реальная нефть никому в США сейчас не нужна, и продавцам необходимо доплатить покупателям, чтобы те эту нефть забрали и как-то компенсировали свои расходы на сильно подорожавшее хранение.

 

Помимо этого, из майского в июньский контракт перекладывается один из мастодонтов рынка бумажной нефти US Oil Fund, сыгравший исключительно серьезную роль в падении котировок нефти в 2008 году.

 

Вопрос в том, что отрицательная цена майского контракта WTI потянет за собой и стоимость нефти Brent, а с ней уйдет вниз и цена нашего Urals.

 

Впрочем, спотовые цены (т. е. стоимость реальной, физической нефти) обоих сортов тоже ушли в отрицательную область и в момент написания этой статьи составляли примерно минус $3 за баррель, в то время как фьючерсы на них торговались по-прежнему в положительной зоне, около $18 за баррель.

 

А теперь рассмотрим произошедшее в свете теории заговора. В прошлой статье мы писали, что после подписания сделки ОПЕК++ Саудовская Аравия, вместо того чтобы прекратить ценовую войну, только увеличила скидки на основных рынках сбыта российской нефти т. е. даже сыграла на обострение.

 

И проблема в том, что Трамп в этой ситуации был одноразовым оружием Саудовская Аравия, обнулив скидки для рынка США, тем самым показала, что не воюет со сланцевой нефтью и теперь ее конфликт исключительно с Россией.

 

Но отрицательная стоимость американской нефти просто вопиет о необходимости вмешательства Белого дома. Больше того, она мотивирует независимых американских и канадских производителей в том или ином виде присоединиться к новой сделке по снижению добычи, если таковая будет предложена.

 

С большой долей вероятности отрицательная стоимость американского барреля убедит техасского регулятора, Железнодорожную комиссию Техаса, контролирующую 40 % нефтедобычи США, согласиться на сокращение добычи. Так что у Трампа появляется обоснованный повод вмешаться, причем без риска получить обвинения в пособничестве России.

 

Привлекательность этой версии состоит в том, что ее можно будет проверить буквально в ближайшие дни. Маркером послужит вмешательство Трампа в ситуацию на рынке нефти, причем не на уровне твитов или одностороннего введения пошлин на импорт нефти, а реальными действиями, направленными на новое сокращение мировой нефтедобычи (или на его отсутствие).

 

Другой версией может быть именно принуждение Трампа к реальным действиям по защите американского рынка нефти. И опять же в ближайшие дни станет ясно, верна или нет эта версия.

 

Впрочем, ничто не мешает обе версии совместить угрожая закрыть рынок США от импортной нефти, Трамп может усадить за стол переговоров обоих основных игроков. Ведь Саудовская Аравия в последнее время нарастила экспорт в США примерно до 600 000 б/д, а Россия до полумиллиона. Вопрос в том, что и российская (по сути, заместившая выпавший импорт венесуэльской нефти), и саудовская нефть необходимы США чисто технологически.

 

Вы спросите, отчего же при отрицательных ценах на наш экспорт российский рубль не летит в бездну?

 

А вот тут все просто:

 

впереди голосование по поправкам в Конституцию, и до него нельзя расстраивать население крахом национальной валюты и скачком цен в магазинах;

 в финансовом резерве федерального правительства накоплено 15 триллионов рублей;

 уже проведена девальвация нашей валюты с 63 до 75 рублей за доллар;

 есть полное понимание, что текущая ситуация временная, летом эпидемия закончится, спрос на нефть пойдет вверх, а с ним и цена.

 

Максим Авербух,

Новая газета, 21 апреля