История

 

Полигоны смерти

Как СССР создавал и испытывал биологическое оружие

 

Вот уже около полугода человечество ведет отчаянную борьбу с пандемией коронавируса, охватившей почти все континенты. Ставки в этой борьбе чрезвычайно высоки, ибо нет ничего ценнее, чем человеческие жизни, потери которых, несмотря на все принимаемые меры, к сожалению, не снижаются. За реальными людскими потерями отчетливо проступают нарастающие тенденции мирового экономического кризиса.

 

Нынешняя пандемия явление, увы, не уникальное. По подсчетам специалистов ВОЗ, официально она является 18-й по счету в истории человечества. Первая Юстинианова чума ХIII веков, охватившая практически весь цивилизованный мир, унесла до ста миллионов человеческих жизней. Да и длящаяся спорадически с 1981 года пандемия ВИЧ, затронувшая за это время порядка 60 миллионов человек, стоила на сегодня жизни 25 миллионам жителей планеты.

 

Следует отметить, что все пандемии в человеческой истории возникали, как правило, по естественно-биологическим причинам, предвидеть, равно как и предотвратить которые чрезвычайно сложно, если вообще возможно. Тем не менее, с некоторых пор реальностью вполне могут стать и причины альтернативные. Среди необъятного моря последних публикаций, так или иначе посвященных нынешней пандемии COVID-19, нередки намеки (основательные или нет, истории еще предстоит разобраться!) на рукотворный характер нового вируса. Речь, таким образом, идет о том, мог ли подобный вирус быть целенаправленно выведен лабораторным путем и использоваться в качестве биологического оружия. В большинстве случаев спекуляции подобного рода относят, как правило, к области чистой конспирологии, а то и злонамеренным фейкам, чего, однако, не скажешь о реально существовавшем (или еще существующем?) биологическом оружии, разработка которого в свое время активно велась и, быть может, продолжает вестись некоторыми странами по сей день. В 90-е годы были попытки приподнять завесу тайны, связанную с его разработкой и испытанием, некоторые из материалов, в основу которых были положены журналистские и профессиональные расследования, открыто публиковались в российской прессе. Часть из них автор использовал при подготовке данной статьи.

 

Сегодня уже ни для кого не секрет, что государством, в свое время ускоренными темпами разрабатывавшим уникальное и сложнейшее химико-органическое и биологическое оружие, был брежневский СССР, имевший для этого мощнейшую исследовательскую и производственную базу. Эта засекреченная база располагалась на самом большом острове Возрождения в Аральском море, на границе Казахстана и Узбекистана. Выбранное место, точнее, пересыхающий Арал, вполне гармонировал со своим страшным предназначением.

 

Действовать испытательная биологическая площадка начала еще в сталинские времена в 1936 1937 годах, позднее биополигон возобновил свою работу уже после войны в 1954 году. Это был самый крупный полигон, где методом распыления и подрыва испытывали бактериологическое оружие на основе сибирской язвы, чумы, туляремии, ку-лихорадки, бруцеллеза и других особо опасных инфекций. Характерно, что за 44 года существования полигон так и не обзавелся собственным кладбищем: здесь функционировал большой крематорий и железобетонный саркофаг. Имеются достоверные свидетельства, что на острове биологическое оружие испытывали на заключенных. Некоторые из этих свидетельств были позднее письменно задокументированы. По воспоминаниям одного из свидетелей, которому чудом удалось выжить, он лично участвовал в ряде экспериментов, проводившихся с 1977 по 1981 год. В корпусе, где он содержался, проводились в основном опыты на мозге и человеческой психике с помощью воздействии боевых рецептур. Значительное число экспериментов проводилось также на беременных женщинах-заключенных, которых куда-то вывозили и откуда они больше не возвращались. Эксперименты с боевыми рецептурами проводились, главным образом, на острове Комсомольский. Тот же свидетель вспоминал, что в один из дней 1978 года на полигон прибыла большая партия заключенных (более 100 человек), которых на следующий день отправили на остров Комсомольский. Он утверждал, что оттуда никто из них не вернулся.

 

Показания этого свидетеля подтверждаются также словами одного из бывших солдат, служившего в те же годы в особой зоне на Арале. Он работал рядом с аэродромом, на который, по его свидетельству, ежедневно садились и взлетали большие самолеты. Стоявшие в оцеплении автоматчики не пропускали к самолетам даже старших офицеров, не имевших соответствующего допуска. Но часовые рассказывали: мол, сегодня привезли столько-то зеков, ну, тех, кто приговорен к расстрелу. За мою службу, таким образом, доставили их много сотен. И ни один не вернулся

 

В этом плане нет никаких сомнений, для каких целей был предназначен остров с таким романтическим названием. Вполне невинно называлась и организация, к которой он принадлежал: научно-производственное объединение (НПО) Биопрепарат огромная научно производственная структура, разрабатывавшая и изготавливавшая биологическое оружие массового поражения. Все годы ее существования задачи структуры оставались неизменными: разработка и испытание бактериологического оружия.

 

С 1973 года в СССР начала дополнительно функционировать так называемая Система Огаркова, названная по имени ее первого руководителя генерала Всеволода Огаркова. В систему входило 18 научных институтов с 25 тысячами сотрудников, 6 заводов и крупное хранилище в Сибири. Важнейшим местом, где разрабатывалось и производилось биологическое оружие избирательного действия, был военный городок-19 Минобороны СССР, расположенный в южной части Свердловска. С конца 1960-х начале 70-х годов государство приступило к разработке нового вида биологического оружия. Специалисты за колючей проволокой 19-го городка в рамках подготовки страны к тотальной химической и биологической войне решали сложнейшую задачу: синтезировать принципиально новые штаммы вирусов, которые убивают мужчин в расцвете сил: от 17 до 55 лет. Они могли переноситься аэрогенным путем, были устойчивы к температуре воздуха, давали внешние признаки и симптомы воспаления легких. Новый штамм зашифровали, как Сибирскую язву.

 

После подписания Советским Союзом в 1972 году международной Конвенции о запрещении разработки и производства биологического оружия открытия военных микробиологов были глубоко засекречены, поскольку в реальности сворачивать производство подобного оружия СССР не собирался. События 1979, когда один из районов Свердловска в одночасье превратился в испытательный полигон Минобороны СССР, а также последовавшая за этим волна неприкрытого вранья и спекуляций, заставляет вновь вернуться к далекому прошлому.

 

Только в 1990 году общественность узнала, что в ночь с 3 на 4 апреля 1979 года через одну из вытяжных систем (по неосторожности или преднамеренно?) произошел аварийный выброс микробиологического облака. Уже с 5 апреля по май и даже июнь, в районе аварии ежесуточно умирали по 5-10 человек, в основном мужчины в возрасте от 17 до 55 лет. Повышенная смертность в Свердловске наблюдалась все лето 1979 года. Общие потери от этого чудовищного эксперимента по испытанию биологического оружия на живых людях не оценены до сих пор. Ни одно официальное лицо России так и не признало факт производства биологического оружия.

 

В 1988 году в разгар горбачевской перестройки в разведорганы США поступили данные о том, что СССР вопреки Конвенции 1972 производит так называемый антракс, боевой агент сибирской язвы. Тонны накопленного антракса во избежание крупного международного скандала необходимо было срочно уничтожить. В конечном итоге смертоносный груз был с предосторожностями погружен в специальные контейнеры и транспортирован в 24 вагонах до Аральска, где контейнеры захоронили в 11-ти могильниках на острове Возрождения. До 1992 года США не знали, что СССР производил в Средней Азии захоронение антракса.

 

В том же 1992 году президент Б.Ельцин издал указ о закрытии полигона, воинский контингент был передислоцирован, биолаборатория демонтирована, часть оборудования была вывезена военными за пределы острова, а часть осталась на острове захороненной.

 

Три года спустя, в 1995 году, на острове Возрождения по приглашению Узбекистана тайно побывали специалисты из США, которые взяли пробы антракса из могильников. Результаты этого обследования повергли всех в шок. Споры антракса, несмотря на мощную дезинфекцию и почти 10 лет пребывания в могильнике, полностью не погибли. Последовавшие поздние проверки это еще раз подтвердили. Заброшенный полигон в Аральском море, таким образом, и сегодня считается самым большим кладбищем биологического оружия в мире.

 

Учитывая характерную для путинского режима традицию тотальной лжи, можно почти не сомневаться, что где-нибудь в таежной глуши, в пустынях Алтая или Тувы современная Россия и сегодня вполне может располагать полигоном с аналогичными системами и задачами. В пользу этого могут свидетельствовать известные случаи отравления российского разведчика Скрипаля и его дочери в Британии, бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, предпринимателя Романа Цепова, банкира Ивана Кивилиди, журналиста Юрия Щекочихина, грузинского премьер-министра Зураба Жвания и некоторых других известных лиц, смерти которых имеют во многом сходные признаки.

 

Александр Малкин