В гостях у сказки

 

Продолжение. Начало см. в №№ 1 4.

 

Необходимые пояснения

 

Не будем читателей держать долго в неведении. Откроем тайну, тем более, что скоро она перестанет быть тайной и для принцессы.

 

Итак. Дженни не зря опасалась подвоха со стороны Чуддино, не зря о коварстве волшебника твердил ей и принц Филипп в королевском саду, ибо... Чуддино был столь коварен, что сам же и убеждал в этом принцессу, приняв облик принца Филиппа! И сейчас, в карете, мчавшей скорее прочь от королевского замка, рядом со спящей Дженни сидел не её обожаемый Филипп, а... да-да, эта коварная бестия Чуддино. Чтоб его кошки съели! добавлю уже от себя, только вряд ли это чем либо поможет сейчас бедной принцессе, так счастливо улыбающейся во сне!

 

Однако, стоп! Пока карета в пути, и у нас есть время, давайте внимательно во всём разберёмся, чтоб была полная ясность. А то вы ещё подумаете, что принца Филиппа вообще в природе не существует. Нет, поначалу пред нами предстал настоящий принц Филипп, что, кстати, было неожиданностью как для принцессы, так и для Чуддино. Теперь внимательно вспоминаем, как развивались события.

 

Дженни беседует с Филиппом в тронном зале в присутствии Обормота XII-го и... невидимого волшебника. Старания принцессы пропали, в общем-то, зря: Чуддино ни на йоту не обманывался насчёт помолвки. Он прекрасно понимал, что Дженни, мягко говоря, вешает ему лапшу на уши.

 

Сам факт обмана нисколько не рассердил бы его, скорее позабавил... Но! Наблюдая за принцессой, Чуддино вдруг понял, что она влюбилась в Филиппа! С первого взгляда. П уши. И что её помолвка с принцем не фиктивная, а настоящая возможна в самом скором времени.

 

И это испугало волшебника. Если Дженни была такой непреклонной, никого не любя, то о чём говорить теперь, когда она вся дрожит, глядя на своего Филиппа!?

 

Далее принцесса приглашает юношу на завтрашний обед, и Чуддино осеняет гениальная мысль: ему теперь незачем уговаривать принцессу! Он примет облик Филиппа и увезёт её в свой замок с её же согласия, напугав её... самим же собой! Волшебник аж руки потёр от удовольствия, когда эта мысль пришла ему в голову.

 

Оставалось только обдумать детали предстоящего похищения. Чуддино решил, что лучше всего это сделать за пару часов до приезда настоящего Филиппа. Своё раннее появление он вполне сможет объяснить желанием поскорее увидеть принцессу. Так он и поступил.

 

Помните их свидание в королевском саду, когда принцесса чистосердечно выложила лже-Филиппу, как она пыталась обмануть волшебника?... Чуддино тогда от души посмеялся про себя, слушая рассказ Дженни.

 

Впрочем, некоторые моменты должны были насторожить внимательного читателя. Особенно, когда выяснилось, что Филипп приехал сегодня в карете. Тут читатель вправе был рассердиться на... рассказчика! В самом деле, в предыдущей главе тот довольно настырно втолковывал, почему принц решил путешествовать верхом, а не в карете, а теперь, оказывается, он решил увезти Дженни в экипаже! Ну и путаник же этот рассказчик! должен был воскликнуть читатель.

 

Однако, надеюсь,  я убедил вас, что запутал всё не рассказчик, а коварный Чуддино. Теперь, я думаю, вам понятно, почему карета без помощи возницы выехала со двора и сама покатила по дороге. Это было элементарное волшебство Чуддино. Вполне можно предположить, что принцесса вдруг взяла да и уснула сразу после отъезда также не без его помощи.

 

Итак, подведём итоги. Чтоб была полная ясность.

 

Немножко уже подзабытый читателями дворецкий Джон заперт в клетке в образе мыши; волшебник Чуддино в образе принца Филиппа увозит спящую Дженни в свой замок; Обормот XII-й благодушно играет сам с собой очередную партию в шахматы; настоящий принц Филипп, одухотворённый предстоящей встречей с принцессой, вместе со слугой Томасом направляется ко дворцу Обормота на званый обед.

 

Ясности, как видим, как раз и нет получилась довольно запутанная картина. С чем я всех нас и поздравляю и перехожу к изложению второй части нашей истории.

 

Часть 2

 

Путешествие по земле и по воздуху

 

Карета мчалась с ужасающей для экипажа скоростью. В прошлые времена даже в сказочных странах люди не могли перемещаться в пространстве так быстро, как сейчас. Ну, разве что на ковре-самолёте. Но на нём обычно летят высоко над землёй, поэтому скорость не так ощущается.

 

Карета, скорость которой задал, конечно же, Чуддино, мчалась так быстро, что Дженни, если бы она проснулась и выглянула в окошко, ничего рассмотреть не смогла. Какое-то сплошное мелькание зелёной листвы вперемешку с синим небом. Потом, правда, выехали на открытое пространство. Находившиеся в отдалении гористые возвышенности, фермерские дома, мельницы вполне можно было разглядеть, но и они проплывали мимо окна непривычно быстро.

 

Сущий кошмар начался, когда карета влетела на улочки маленького городка. Кошмар для жителей, подвернувшихся на её пути. Бедолаги едва успевали выпрыгивать из-под копыт и колёс. Возле одного из домов карета опрокинула какие-то ящики, возле другого раздавила бочку с вином...

 

Горожане и рассмотреть толком не успевали, что это такое грохочущее проносилось мимо. Потом они уже посылали вслед экипажу угрозы напополам с проклятиями, которые даже не достигали его.

 

Внутри же кареты, несмотря на бешеную скорость, не ощущалось практически никаких толчков. Поэтому принцесса спокойно спала на мягком сиденье, покрытом нежной сиреневой замшей. Чуддино (по-прежнему в облике Филиппа) сидел напротив и во все глаза, не мигая, смотрел на Дженни.

 

Уже смеркалось, когда карета въехала в довольно большой городок. Волшебник уменьшил скорость экипажа, так как собирался остановиться здесь на ночлег.

 

В воздухе пахло свежестью и солью. Это и не удивительно: городок расположился на морском побережье и назывался соответственно Океания. На улицах в этот вечерний час было довольно многолюдно. Одно-двухэтажные дома стояли впритык друг к другу, образуя длинные коридорные улицы. В Океании почти не было поперечных улиц, так что, находясь на одной из них, трудно было попасть на соседнюю. Все они расположились параллельно друг другу и так или иначе выводили к морю.

 

А вдоль побережья, справа и слева от Океании, красовались роскошные виллы и дворцы, гармонично вписывавшиеся в окружающий ландшафт. Дворцы эти принадлежали различным королям и богатым вельможам близлежащих стран, которые летом выезжали сюда на отдых. В отпуск как сказали бы мы сейчас. Был здесь, конечно, и дворец Обормота XII-го. Всё вместе город Океания и побережье с дворцами именовалось Большой Океанией.

 

Лже-Филипп остановил карету у одного из немногих в городе трёхэтажных зданий. Это была гостиница не постоялый двор, а именно гостиница, причём, одна из лучших в Океании. Именовалась она У моря. Море, и правда, было отсюда совсем близко. При гостинице имелся и большой огороженный двор, и загон для лошадей, так что никаких проблем у путников возникнуть не могло.

 

Едва карета остановилась, из дверей гостиницы выскочил толстый низенький человек в бордовых штанах и куртке, и в белом переднике.

 

О, ваше высочество, отдав низкий поклон, засуетился он и помог лже-Филиппу сойти с подножки, я просто счастлив, что вы удостоили своим присутствием моё скромное заведение. Позвольте представиться: Гарри хозяин гостиницы. Гм, гм... Милости прошу! Самые лучшие номера в вашем распоряжении.

 

Так как уже стемнело, Гарри не увидел, что на козлах кареты не было кучера. Зато он заприметил королевский герб, поблескивавший в сумерках. Потому и сообразил, кто к нему пожаловал.

 

Где это мы, Филипп? спросила принцесса, выглянув в окошко. Она только что проснулась. Господи, да уже ночь! Неужели я так долго спала?!

 

Мы в Океании, ваше высочество. Это городок на морском побережье. В гостинице этого милого человека, принц кивнул в сторону Гарри, мы заночуем.

Ах, это Океания, молвила принцесса и подала Филиппу руку. Тот помог ей сойти на землю. А я бывала тут не раз. У нас есть дворец на побережье. Правда, уже три или четыре года мы не приезжали сюда...

 

И снова, как при первой встрече с принцем, всплыло в памяти Дженни что-то очень далёкое и забытое. Но в то же время очень знакомое. Перед глазами принцессы мелькнула картина что-то яркое, слепящее глаза... Море... Да, именно море, до невозможности сверкавшее на солнце!

 

Принцесса поняла, что это название города пробудило в ней давние воспоминания. Воспоминания, связанные с Океанией и... с Филиппом. Но восстановить в памяти чёткую и ясную картину Дженни никак не могла. Нужен был ещё какой-то толчок...

 

Скажите, Филипп, спросила вдруг принцесса, а у вас нет дворца на побережье?

Нет, ответил лже-Филипп, не придав значения столь важному для Дженни вопросу. Тут же забыв о нём, принц велел хозяину завезти карету во двор и вообще позаботиться о лошадях.

 

Гарри перепоручил это своим работникам, а сам повёл гостей в дом. Пройдя через общий зал, они поднялись по лестнице и оказались на втором этаже. Здесь и выше располагались гостиничные номера. Хозяин распахнул перед принцем и принцессой две комнаты № 4 и № 5.

 

Вот, прошу, широким жестом Гарри пригласил их входить, самые лучшие мои... гм-гм, апартаменты. Гм-гм... Люкс!

 

Тут, конечно, Гарри хватил лишку. Апартаментами сии комнаты вряд ли можно было назвать даже с натяжкой. Впрочем, как гостиничные номера они были вполне просторны и опрятны. В каждой из них, кроме кроватей, имелись шкафчик, стол и стулья, а на столе даже чистая бумага с чернильницей. Так что здесь вполне можно было переспать ночь и особам королевских кровей.

 

Пригласив их высочеств буквально через четверть часа спуститься к ужину, Гарри ушёл. Дженни, не евшая с утра, проголодалась, как волк. То же можно было сказать и о Чуддино оказывается, и волшебники испытывают чувство голода. Поэтому их высочества решили поскорее последовать приглашению хозяина и, едва приведя себя в порядок, спустились вниз.

 

Гарри ждал их, сразу усадил за столик в углу и накрыл его белой хрустящей скатертью. Не успели они и глазом моргнуть, как двое поварят стали ставить на стол дымящиеся с пылу, с жару! блюда. Гарри крутился тут же и повторял неустанно: самый, гм-гм, изысканный ужин на всём побережье, самые тонкие вина из лучших виноградников Океании!

 

Дженни счастливо вздохнула. Вся эта суетливость и вместе с тем гостеприимность хозяина (пускай и небескорыстная) ей страшно нравились. Ей нравился этот полупустой, тонувший в полумраке зал. Принцесса обвела его глазами: полумрак создавали несколько факелов, воткнутых в стены. А в противоположном углу зала смутно вырисовывались бочки с вином.

 

А наш хозяин сам, как эти бочки, озорно подумала принцесса и улыбнулась. Как хорошо сейчас, и уютно, и романтично! И Филипп вот он, рядом с ней...

 

Ваше высочество... Дженни, почему вы не едите? вывел её из мечтательности принц.

Да-да, сейчас, сказала принцесса и вдруг прыснула со смеху. Ох, хотела бы я поглядеть на рожу Чудилы, когда он обнаружил моё исчезновение!

 

Принц едва не подавился косточкой от жаркого.

 

М-да, забавное зрелище, кратко заметил он.

 

Они сытно поели и запили довольно неплохим красным вином. Потом принцесса поинтересовалась, далеко ли им ещё ехать.

 

Сущие пустяки, отвечал Филипп, вот завтра пересечём море и, считайте, мы в моём королевстве.

 

Дженни хотела спросить что-то ещё, но тут совершенно неожиданно в разговор вступило новое лицо.

 

Прошу прощенья, сударь, но я боюсь, вы застрянете на побережье не менее, чем на три дня.

 

Дженни и Филипп повернули головы и увидели через два столика от себя человека крупного телосложения в тёмной одежде, сливавшейся с полумраком зала. Кажется, ему было лет сорок, хотя хорошо рассмотреть его внешность при таком скудном освещении не представлялось возможным. Он сидел один, и на столе у него красовалась не одна пустая кружка. Совершенно очевидно, что до того, как они стали пустыми, в них был напиток покрепче красного вина.

 

Почему вы думаете, что мы здесь застрянем? спросил Филипп.

Потому, что мне самому надо на тот берег, и я уже справлялся... Чёрт побери, первый корабль отплывает туда только через трое суток!

Что ж, философски заметил принц. Значит, это вы застрянете в Океании на три дня. Я же не намерен задерживаться здесь долее завтрашнего утра.

 

Человек хмыкнул и с интересом взглянул на Филиппа. Потом он стукнул устало кулаком по столу и, словно матёрый морской волк, крикнул:

 

Гарри! Грогу! Мне и этому господину! и безо всяких церемоний подсел к Филиппу.

 

Хозяин тут же вырос, будто из-под земли, с двумя кружками крепкого напитка.

 

Сэнди, не довольно ли? на всякий случай шепнул он, но Сэнди сделал рукой знак, правда, как-то не очень уверенно: мол, всё окей!

 

Принцесса с интересом слушала разговор двух умных людей.

 

Я люблю людей вашего склада, придвигаясь к Филиппу доложил Сэнди, но, чёрт возьми, я готов биться об заклад, что вы останетесь в этой дыре на три дня!

А я говорю вам, что завтра же уеду отсюда и не куда-нибудь, а именно на тот берег, спокойно сказал Филипп и отпил несколько глотков из кружки.

Неужели у вас вырастут крылья, и вы полетите над морем? усмехнулся Сэнди.

Может быть.., неопределённо отвечал принц.

Чёрт побери, ставлю два, нет, три золотых против одного: вы останетесь тут!

А я против ваших трёх ставлю триста завтра меня тут не будет!

Три...ста?...

 

Если бы дежуривший неподалёку (из любопытства) Гарри не подстраховал Сэнди, тот, вероятно, грохнулся бы со стула на пол. Решив, очевидно, что с таким несерьёзным человеком, как принц Филипп, бессмысленно заключать пари, бедняга поднялся и нетвёрдым шагом поплёлся к своему столику. Где залпом допил содержимое кружки.

 

На этом довольно глупый спор закончился, но для принцессы так и осталось неясным: каким образом собирался принц пуститься завтра в плаванье?

 

(продолжение следует)