Корона

 

Карантинное


Мелита Вуйнович из ВОЗа
Все горячей и горячей
С оттенком мрачного серьеза
Корит веселых москвичей:
Они в одеждах ярких красок
Гуляют запросто без масок
В заразном воздухе весны,
Ликует поросль молодая,
Дистанции не соблюдая,
Смеясь, целуясь хоть бы хны!
Я ими горд. Пойми, Мелита:
Мы европейская элита,
Мы не в одном с тобой ряду,
К тому же, собственно, весны-то
У нас пятнадцать дней в году,
И мне грешно сидеть в квартире
В разгаре солнечного дня,
Пока еще не захватили
Бойцы Росгвардии меня.
Я знаю сам, что не до шуток,
Что год суров, что вирус жуток,
Что я постыдный раздолбай,
Что мир в депрессии Но мы-то
В своей стихии. Ты, Мелита,
Меня, пиита, не пугай.

Мы, слава богу, не в Марселе.
Мы от Камчатки до Москвы
Всем, чем могли, переболели,
И основательней, чем вы.
Российский опыт всеми признан:
Моя великая страна
Переболела ленинизмом,
Сопливым неомонархизмом,
Визгливым ретроанархизмом,
Чванливым национализмом,
Разнузданным капитализмом,
Неоднократным терроризмом,
Казарменным социализмом,
Национальным большевизмом,
А путинизмом-обнулизмом
Она и до сих пор больна;
Она сама же выбирает
Такую участь, господа,
И никогда не умирает,
Не поправляясь никогда.
Рецепты ваши бесполезны,
Не тратьте даром вашу прыть:
Все наши прежние болезни
Мы вечно можем повторить,
Поскольку мы страна другая
И настрадались за троих,
Цветы исправно возлагая
К могилам вирусов своих.
Ряды ничуть не поредели,
Мы нарожаем, не впервой,
Мы в обстановке эпидемий
Цветем, как цветик полевой.
Мы снова в прежней сверхдержаве:
Пусть карантин, оно верней
Мы склонны к вечной переправе,
Чтоб только не менять коней.
Птенцы Орленка и Зарницы,
Мы помним всё. У нас в чести
Сомкнуть ряды, закрыть границы,
Извечной гречки запасти,
Пяток врагов привычно скушать,
Назначить комендантский час
И от души его нарушить,
Поскольку он стесняет нас.
Не в том ли наше ноу-хау
На эти несколько недель,
Чтобы задумывать Дахау,
А строить все-таки бордель?
И солидарность, и злорадство,
И больше трех не собираться,
И гнет без чести и стыда,
И героизм, и риск, и братство
Все это русское богатство,
Родная местная среда.

Я вижу: едет по Европе
Гумпомощь от родных властей,
И эта новость сразу в топе
Любых российских новостей.
В Сети усердно и упрямо
Несутся крики: На Бергамо!
Как от коричневой чумы,
Европу вновь спасаем мы,
И всем плевать, что у Европы
(Не слушай местного вранья!)
Свои налаженные тропы,
Свои испытанные копы,
Лекарства, тесты, микроскопы
И помощь давняя своя,
Европа в первую же полночь
Без политических причин
Прислала всяческую помощь,
Но не кричит а мы кричим!
Мы столько раз уже шалели
От упоенья, боже мой!
Мы столько раз уже болели
Брехней, опричниной, чумой,
Но дух защит и нападений,
Ресентиментов и обид,
Репрессий, путчей, эпидемий
Нас вдохновляет и бодрит!
Хотя мы чувствуем тревогу
Наш мир не знает антител.
Мы как-то ожили, ей-богу,
Чуть этот вирус к нам влетел.
Мы эту жизнь считаем яркой,
Не можем скрыть сиянье глаз
Не зря зовется Коммунаркой
Больница главная у нас!

У наших нет иммунитета.
Мы во главе с родным вождем
Сто раз уже прошли все это
И много раз еще пройдем.
Мы смотрим в будущее смело
При нашем опыте разрух,
Нам это все не надоело,
Мы рады мучиться за двух,
Скупай последнее, брателло,
Усердствуй, Повелитель Мух!
У нас не будет антитела
Один огромный антидух!

Дмитрий Быков,

Новая газета, 30 марта