Германия

 

Титан и карлики

 

Бывший федеральный канцлер Германии, а сейчас председатель совета директоров Роснефти и Северного потока 2 Герхард Шредер назвал карликом украинского посла в Берлине Андрея Мельника, после того как тот высказался против предложения Шредера отказаться от санкций против России. Причем экс-канцлер сделал это публично, в первом выпуске своего подкаста, посвященного в целом вовсе не России или Украине, или Крыму, а экономической ситуации в Германии.

 

Шредер требует для России справедливости и, в общем, удивляться представлению бывшего главы германского правительства о справедливости не приходится. Справедливость для Шредера его финансовое благополучие. А это финансовое благополучие в последние годы тесно связано с финансовым благополучием кремлевских обитателей. И если согласиться с кремлевской мыслью, что все, что хорошо для Путина, Сечина и Миллера, хорошо для России, то все, что хорошо для такой России, хорошо и для Шредера. И когда какой-то украинский дипломат путается под ногами, пытается напомнить об оккупации части территории его страны российскими войсками, аннексии Крыма, убийствах в Донбассе и прочих мелочах, мешающих благополучию и хорошему настроению Путина, Сечина, Миллера и Шредера, то он, конечно же, карлик. Кто же еще? А вот добивался бы справедливости для новоогаревского самоизолянта и его окружения был бы титан.

 

Но дело, конечно же, не в эмоциональных оценках из уст бывшего канцлера. Дело в том, что, несмотря на многолетнюю верную дружбу и службу Кремлю, несмотря на то что в своих интервью и даже в несчастном подкасте канцлер по мере возможности пытается исполнять задания своих работодателей из Москвы и требовать для них справедливости, Шредер все еще остается уважаемым представителем истеблишмента, человеком, к которому прислушиваются, советы которого обсуждают. А выпады в адрес противников Кремля воспринимают в качестве милых чудачеств достаточно посмотреть комментарии ведущих немецких изданий о подкасте Шредера, чтобы в этом убедиться. Ну карлик и карлик, как нехорошо наверно, он что-то выпил. Зато какой полет мысли, какой профессионализм.

 

И в самом деле, в профессионализме Шредеру не откажешь. Ему откажешь в нравственности категории, которая уже перестала, похоже, быть важной для политического истеблишмента даже в самых что ни на есть демократических странах. И получается, что если мы узнаем о финансировании того или иного западного политика из кремлевских источников благодаря обнародованным в прессе записям и спецагентам, то это ужас и такой политик должен немедленно подать в отставку и не позорить себя и своих сторонников. А если Шредер легально получает деньги из Москвы и лоббирует интересы путинских монополий то это чудесно. Как вы стали валютной проституткой, Марья Ивановна? Да мне просто повезло.

 

Могут сказать, что я напрасно придираюсь к Шредеру и заодно к немецким политикам и журналистам. Что Шредер политический пенсионер и спокойное отношение к его сотрудничеству с Москвой связано не с отсутствием моральных критериев, а с тем, что он ни на что давно не влияет. Но ведь и это не соответствует действительности.

 

Шредер последний социал-демократический канцлер в немецкой истории. И его влияние в родной партии ни для кого в Германии не является секретом. Как ни для кого не является секретом то, что эта партия часть большой коалиции и ее представители традиционно руководят внешнеполитическим ведомством, присутствуют на встречах министров иностранных дел нормандского формата и вообще отвечают перед кабинетом за текущую ситуацию в отношениях Германии, России и Украины. И да, даже эти министры очень разные люди. Штайнмайер отличался от Зигмара Габриэля, Габриэль отличается от Хайко Мааса. Но именно Штайнмайер в бытность главой дипломатического ведомства выдвинул идею поэтапного снятия санкций с России в обмен на компромиссы в Донбассе. Именно Габриэль считал сооружение Северного потока 2 началом лучших отношений Германии с Россией и называл снятие санкций кульминацией этого взаимопонимания. И да, эта позиция главы внешнеполитического ведомства изменилась после того, как Габриэля в кресле министра сменил Маас, то есть после фактического провала друзей Шредера в борьбе за партийное влияние. Но все эти битвы происходят прямо сейчас, а не десять лет назад. И еще неизвестно, кто одержит победу на следующем витке внутрипартийного соперничества и окажется в министерском офисе.

 

Именно поэтому у Шредера, способного, ни от кого не прячась, лоббировать на самом высоком уровне кремлевские интересы, получать кремлевские деньги и продолжать пользоваться и влиянием, и уважением одновременно, есть все основания считать себя титаном, а всех остальных карликами. Почему бы и нет?

 

Виталий Портников,

Грани, 29 мая