Германия

 

Казус Шредера

 

Виталий Портников, описывая Новые подвиги Шредера, назвавшего карликом украинского посла в Германии Андрея Мельника за то, что тот высказался против замечательной идеи бывшего канцлера, а ныне председателя совета директоров Роснефти и Северного потока 2 отменить антироссийские санкции, с грустью констатировал отсутствие всякой нравственности не только в самом Шредере, но в целом в мировой политике: нравственность уже перестала, похоже, быть важной для политического истеблишмента даже в самых что ни на есть демократических странах.

 

А мне хочется спросить: а был ли, собственно, мальчик, то бишь, а была ли вообще когда-нибудь эта нравственность в политике не тоталитарных, конечно, стран а именно стран демократических? Вот сама по себе? Или это просто очередной миф, в который нам очень хотелось и хочется верить, и Владимир Владимирович Путин не так уж и не прав, когда утверждает, что все одним миром мазаны?

 

Печально, но, похоже, нравственность у политиков демократических стран присутствует только тогда, когда они вынуждены вести себя нравственно в силу имеющихся законов. Тогда создается впечатление, будто они поступают нравственно (на деле же просто по закону). А когда ситуация такова, что законы не побуждают их к нравственности (как вот в случае со Шредером), то и чихали они на эту нравственность, а также на совесть, которая, как известно, есть не что иное, как химера. Не более того.

 

Так что, не исключено, правы те, кто утверждает, что политика по определению дело грязное, что политика и нравственность несовместимы, что нравственная политика это оксюморон. И редкий случай Вацлава Гавела, совершенно очевидный пример нравственности в политике, это только лишь исключение, подтверждающее правило.

 

Во всяком случае, казус Шредера наглядно свидетельствует именно об этом. Причем, критически важно здесь не собственно поведение Шредера от продажных прохвостов никто и нигде не застрахован а отношение немецкой элиты, немецкого истеблишмента к бывшему канцлеру. Именно то, что, как верно пишет Портников, получающий кремлевские деньги Шредер, в открытую лоббирующий кремлевские интересы, при этом продолжает пользоваться и влиянием, и уважением одновременно, и не только в своей партии, и к его мнению прислушиваются действующие политики именно это самое печальное. Подтверждающее выстраданное убеждение его работодателя Путина Владимира Владимировича.

 

Какая нравственность, когда не кто-нибудь, не бывший канцлер, а канцлер действующий также признала, что санкции в условиях пандемии, когда надо всем дружно преодолевать ее экономические последствия, это не есть хорошо: Мы все хотим хорошо развиваться в экономическом плане, и санкции с этой точки зрения, нужно сказать, неприятны. Когда я думаю о санкциях против России, введенных из-за украинского вопроса, то мы работаем над тем, чтобы разрешить политические проблемы, которые являются их причиной.

 

Ну вот, казалось бы, замечательно: что является причиной санкций? Сама же Меркель признает: украинский вопрос, то есть, аннексия Крыма и агрессия на востоке Украины. Кто должен устранять причины проблем, причины санкций? Не тот ли кто совершил покражу и развязал агрессию? Почему бы не обратиться напрямую к России: верните украденное, уберите российских военных и наемников с Донбасса и мы тут же отменим санкции. Но нет: очередное словоблудие и уже знакомая шарманка про водяное перемирие в условиях пандемии.

 

Это дно.

 

Причем, дно такое, что, не сомневаюсь, снизу еще постучат.

 

Можете не прислушиваться постучат громко.

 

Услышите.

 

Вадим Зайдман

 

P.S. Могут сказать, и уже сказали на сайте Каспаров.ру, где была опубликована эта статья: ну и что такого сказала Меркель? Да, надо, мол, работать над разрешением политических проблем, ставших причиной санкций.

 

Проблемы, которые являются причиной санкций, может решить только Россия, вернув Крым и выведя войска с Донбасса. Германия эти проблемы решить не может, поскольку не она учинила этот международный разбой. Германия может только внятно указать России, что она Россия, должна решить проблемы, являющиеся причиной санкций, и когда она эти проблемы решит тогда санкции будут сняты. Только тогда.

Словоблудие же Меркель означает, что:

1. Проблемы созданы не только Россией, а несколькими акторами: прежде всего, помимо России, Украиной, а также возможно и другими странами, Европой, миром. И надо искать типа компромисс.

2. Поскольку в проблемах виновата не только Россия, условием снятия с нее санкций не обязательно должно быть жесткое требование возврата украденного и вывода войск.

В общем, все подчинено тому, чтобы под благовидным предлогом если не отменить, то сильно смягчить санкции против России, выхолостить их содержание, и без того не сильно содержательное.