Гордон и Гиркин

 

Мои пять копеек в коллизию Гордон Стрелков

 

Журналист может брать интервью хоть у Гитлера, и это большая журналистская удача, если удается договориться о таком интервью, остается только завидовать.

 

Чего журналист НЕ имеет права? Он не имеет права на общие с Гитлером интересы и идеалы (в этом случае он становится пресс-службой Гитлера или его пиар-агентом). Он не должен пить с ним пиво в свободное время, фотографироваться в обнимку, кичиться знакомством и набивать себе цену своими возможностями в связи с таким знакомством

А должен, как проктолог, вымыть руки после приема и аккуратно заполнить медицинскую карту, ни в чем не соврав. Единственное, но очень важное, отличие по роду своей работы он как раз не имеет права хранить чужие тайны, открывшиеся в результате такого разговора. Это общественно важное знание, а его работа увеличивать количество такого знания.

 

Чего еще не должен журналист?

Иметь дело со спецслужбами.

Спецслужбы, разумеется, могут (и должны) использовать любую информацию, полученную кем угодно и как угодно, но журналист, идущий на интервью по заданию спецслужб, автоматически выводит себя из разряда журналистов в разряд агентов.

А на содержании или на энтузиазме это уже второй вопрос.

 

Смешной вырисовывается парадокс: Гордон сейчас оправдывается за то, в чем он совершенно прав! И, оправдываясь, ужасно подставляется.

 

UPD. Важное уточнение по результатам переписки с коллегами. Иметь дело со спецслужбами моя неточная формулировка. Журналист, разумеется, может иметь дело со спецслужбами ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ, в рамках своей расследовательской или исследовательской работы. Хоть с Гитлером, опять-таки. Не зазорно иметь дело со спецслужбами и для сохранения своей жизни и здоровья в криминальной среде.

Но журналисту не следует выполнять задания спецслужб ну, или выполнять, но сняв бейджик ПРЕССА.

 

Виктор Шендерович,

Facebook, 19 мая