Праведники

 

Штучный человек

Совсем пропащая

 

Умер Сергей Мохнаткин.

 

Убили.

 

Первый раз в жернова путинского фашистского режима он попал практически случайно. 31 декабря 2009 года, во время акции Стратегия-31, вступился за пожилую женщину, которую менты волокли в автозак. Насколько я знаю, он даже не участвовал в акции просто проходил мимо. И не смог пройти. Поступил, как мужик.

 

До того, возможно, не слишком политизированный, но с ясным пониманием, что такое хорошо и что такое плохо. С обостренным чувством справедливости, сострадания к униженным и оскорбленным. С чувством собственного а еще более чужого достоинства. Таким по жизни всегда тяжело. Особенно в России.

 

И еще характерная деталь. Когда Мохнаткин после первого срока в 2012 году вышел на волю, он не стал тут же раскручивать, пиарить свой мученический образ, конвертировать его в капитал и популярность, давать направо и налево интервью; не устроился ведущим на какое-нибудь Эхо Москвы, чтобы тут же начать делать комплиментарные интервью с представителями тех, кто впаял ему срок, кто мучил и издевался над ним. Он, попавший в жернова бесчеловечный системы, взглянул окрест и душа его страданиями человечества уязвлена стала. И он не смог уже жить, как раньше, и сделался правозащитником поневоле.

 

Все эти качества мужество, стойкость перед любыми жизненными обстоятельствами, следование простым и ясным жизненным правилам, чувство собственного и чужого достоинства, порядочность, скромность делают Сергея Мохнаткина подлинным интеллигентом. Не по каким-то внешним признакам и изысканным манерам а по внутреннему устройству, по самому большому, по гамбургскому счету. И по этому счету его можно сравнить с Андреем Дмитриевичем Сахаровым и Валерией Ильиничной Новодворской. Соглашусь с Игорем Яковенко таких людей как Сергей Мохнаткин раньше называли праведниками. Мученик своих принципов, как точно определила Ольга Романова.

 

Несломленный человек с железным внутренним стержнем, несмотря на сломанный позвоночник.

 

Не хочется говорить банальности, что пока в России есть такие люди как Сергей Мохнаткин, ее дело не безнадежно. И не только потому что это банальность, но и потому что, думаю, таки безнадежно.

 

Таких людей можно найти среди любого народа, в любой стране. Но в России такие люди слишком единичны и штучны. В России их отчаянно мало. Так мало, что эта величина лежит в пределах статистической погрешности, которой можно пренебречь.

 

Власть и пренебрегает. И потому Сергей Мохнаткин заплатил такую цену за то, чтоб быть свободным человеком. Потому что, если б таких, как Мохнаткин, было много, не нужно было бы платить такую страшную цену. В точном соответствии с формулой Станислава Ежи Леца: Цена, которую нужно платить за свободу, падает, когда растет спрос.

 

Потому, я думаю, Россия, во всяком случае, в ее нынешних границах, безнадежна.

 

А еще потому, что страна, которая в течение 10 лет равнодушно, не отрываясь от попкорна, наблюдала, как убивают Сергея Мохнаткина, а до того Василия Алексаняна и Сергея Магнитского тех немногочисленных людей, которые единственно и являются ее надеждой, лучшей судьбы и не заслуживает.

 

Совсем пропащая

 

Вадим Зайдман