Личность

 

Жизнь как обретение смысла

 

Я видел смысл своей жизни в том, чтобы помогать другим увидеть смысл своей жизни.

В.Франкл

 

Маленькая Австрия, так же, как и соседняя Германия, всегда заслуженно гордилась плеядой своих выдающихся ученых и мыслителей. Чего стоит одно лишь имя Зигмунда Фрейда, автора широко известной психоаналитической теории, чье учение совершило переворот в представлениях о природе человеческой психики. Во второй половине ХХ века рядом с ним, несомненно, можно поставить и другого глубокого знатока человеческих душ, выдающегося австрийского психолога, психиатра и невролога Виктора Франкла, совершившего в годы войны беспримерный человеческий, гражданский и профессиональный подвиг. Имя этого человека стало широко известным во всем мире в послевоенное время. При этом не только в профессиональном сообществе. С самого начала оно вышло далеко за границы той науки, ярчайшим представителем которой он являлся, а его личная судьба и написанные им книги сделали ученого непререкаемым авторитетом в области гуманистической психологии, которая до сих пор оказывает влияние на общемировую врачебную и психолого-педагогическую практику.

 

Виктор Франкл (26.03.1905 2.09.1997) психиатр и психотерапевт, прошедший ад фашистских лагерей смерти, выживший и помогший выжить еще многим. Великий оптимист, великий гуманист, великий мыслитель, великий доктор родился в среднеобеспеченной еврейской семье в Вене 26 марта 1905 года, там же получил медицинское образование и защитил докторскую степень. Он основал центры по психологическому консультированию молодежи и предотвращению самоубийств. В 1938 году после прихода к власти нацистов Франкл не покинул Вену, хотя имел для этого все возможности (на руках у него была виза на выезд в Америку). Он не мог оставить родителей одних. Такая жертвенность уже во многом характеризовала его отношение к жизни: его привязанность к родителям, его готовность заступаться за других, его человеческие колебания, уважение к религиозной традиции. В своей медицинской практике до момента депортации в концлагерь, будучи психотерапевтом, В.Франкл возглавлял отделение по предотвращению депрессий и самоубийств у женщин в одной из венских клиник. На его попечении находились порядка 30 000 женщин, которым он всемерно помогал. Позднее, однако, ему как еврею было запрещено лечить арийских пациентов. В сентябре 1942 года Франкл, его жена и его родители были депортированы в концентрационный лагерь Терезиенштадт. Именно здесь развернулась его беспримерная по своей сути деятельность врача по организации психологической помощи вновь прибывающим в лагерь узникам, которая осуществлялась втайне от лагерных эсэсовцев.

 

В первую очередь, задача состояла в том, чтобы помочь заключенному преодолеть первоначальный шок и оказать человеку морально-психологическую помощь на начальном этапе. Он читал лекции о нарушениях сна, душе и теле, о медицинской поддержке для души, о здоровье нервной системы и даже организовал в июле 1943 года закрытое заседание научного общества. Созданная в лагере, благодаря усилиям Франкла, группа его коллег по профессии, направляла усилия на предотвращение самоубийств среди заключенных, учила их способам релаксации и расслабления, сам психотерапевт использовал в своей работе методы аутогенной тренировки, ранее разработанной д-ром Шульцем. Это способствовало тому, что заключенные несколько дистанцировались от личных страданий, воспринимая их как общий, объективный феномен, присущий всем без исключения. Там, в условиях концлагеря, с его невероятной концентрацией человеческой боли и страдания, и зародилась, благодаря усилиям В.Франкла, новая психотерапевтическая методика, названная им впоследствии логотерапией. Что же кроется под этим несколько абстрактным научным термином? Говоря прямолинейно, это терапия, помогающая человеку в поисках смысла его существования.

 

Хотя Франкл был учеником З.Фрейда и разделял базовые теоретические воззрения философов-экзистенциалистов, таких как Мартин Хайдергер, Карл Ясперс и другие, его учение смысла человеческой жизни имело несколько иной ценностный оттенок. Согласно В.Франклу, стремление к смыслу является центральным мотивом человеческого существования, а невозможность удовлетворения этой потребности ведет к неврозам. Люди строят свою жизнь путем выбора смыслов и ответственны за тот выбор, который они сами делают. Таким образом, логотерапия, т.е. терапия духа, заключается в обращении к специфическим человеческим феноменам, к духовному началу в индивиде. Каждое время, по мысли Франкла, имеет свой особенный невроз, который, по сути, является неогенным, т.е. духовным. Именно поэтому, как считал ученый, психотерапия должна быть направлена не на симптомы, не на набор неврозов, а на личность пациента, его установки, развитие его высших духовных ценностей, которые должны помочь ему постигнуть истинный смысл собственного существования.

 

Поскольку каждое время, аккумулируя в себе дух общественных и ценностных противоречий, имеет также свой собственный невроз, точно так же оно должно иметь и собственную психотерапию. Особенно важно это было для заключенных концлагеря, находившихся в отягощенных условиях существования, где их жизням почти ежечасно угрожала смерть, где были потеряны все смысловые ориентиры. Однако даже в этих нечеловеческих условиях осознания конечности человеческого существования, индивид за счет общения с другими людьми, с психотерапевтом и психотерапевтической группой становится способным совершать тот выбор и принимать такие решения, которые увеличивают его жизненные возможности и являются на данный момент наиболее здоровыми. Согласно Франклу, смысл жизни постоянно меняется, но никогда не исчезает. Именно поиск смысла ученый назвал путем к душевному здоровью, а утрату смысла главной причиной не  только нездоровья, но и множества человеческих бед. Для узников концлагеря на тот момент он означал лишь одно выжить! Франкл верил, что объективный взгляд на испытываемые страдания помогает узнику выжить, преодолеть тягу к самоубийству. И тому примером был он сам, а также выдающиеся немецкие раввины Лео Бек и Регина Йонас, находившиеся вместе с ним в заключении и помогавшие узникам выживать морально и физически.

 

Три года кромешного ужаса и постоянной угрозы смерти (после Терезиенштадта были Аушвиц, Тюркхайм близ Дахау), из которого он в апреле 1945 года был освобожден американскими войсками), не сломили Виктора Франкла ни физически, ни морально. Его книга Сказать жизни Да! Психолог в концлагере ( Trotzdem Ja zum Leben sagen: Ein Psychologe erlebt das Konzentrationslager), которая писалась им в уме в условиях концлагеря с 1942 по 1945 годы, стала для него одним из стимулов к выживанию, так же, как и надежда на ее публикацию. Опубликованная в 1946 году, она стала всемирно известным бестселлером, переиздававшимся десятки раз, ее стоит, без преувеличения, читать всем и каждому, особенно в моменты уныния и отчаяния, потому что произошедшее с ее автором кажется почти чудом. В ней Франкл описал личный опыт выживания в концлагере и изложил свой психотерапевтический метод нахождения смысла во всех проявлениях жизни, даже самых страшных, тем самым создавая стимул к продолжению жизни. Но дело не только в этом. Спасение ученого стало результатом не только его феноменальной воли к жизни, главный феномен его собственного выживания в  данных условиях заключался в его помощи выжить другим. Именно в этом был главный смысл, наполнявший его жизнь в концлагере. Бездушная машина уничтожения, словно поперхнувшись, не смогла проглотить этого отважного человека.

 

За три года, проведенных в концлагерях, в том числе, в Освенциме и Дахау, позволили ученому в полной мере проверить на прочность свою конструкцию логотерапии. Это был именно тот случай, когда теория, родившаяся от человеческого отчаяния, помогала людям это отчаяние преодолеть. Согласно наблюдениям Франкла за узниками концлагеря, люди, которые сумели обрести смысл даже при самых ужасающих обстоятельствах, оказались гораздо более стойкими, чем остальные. У человека можно отнять все, кроме одной вещи, писал ученый в своей книге, последняя из человеческих свобод это возможность самому выбирать, как относиться к тем или иным обстоятельствам.

 

Вернувшись в Вену после освобождения в 1945 году, Франкл пережил еще один страшный удар: его жена, брат и родители погибли в нацистских лагерях. И тогда он вновь поставил на жизнь, вернувшись к работе. Уже через год он опубликовал один из самых важных трудов, всемирно известную книгу Доктор и душа. Логотерапия и экзистенциальный анализ.

 

Ничто не интересовало Франкла больше, чем человек. То, как он устроен, что его пугало и вдохновляло, в чем заключается его практически безграничный потенциал, с чем люди всю жизнь борются, где заканчиваются разумные сомнения здоровой личности и начинаются терзания невротика, все это нашло отражение в книге, которая впервые была издана в 1946 году и переиздавалась десятки раз. Этому же посвящены и другие книги выдающегося ученого-психотерапевта Подсознательный Бог: Психотерапия и Религия (1943), Теория и психотерапия неврозов (1956), Человек в поисках смысла (1959), Воля к смыслу ( 1969), Страдания от бессмысленности жизни (1977), Неслышный крик смысла (1978).

 

Франкл называет три основных пути, благодаря которым человек может сделать свою жизнь более осмысленной: созидание, получение опыта и, собственно, нахождение смысла в самой жизни, в том числе, в страдании.

 

Почти во всех своих работах Виктор Франкл увлекает читателя поиском ответа на самый важный и сложный вопрос о смысле человеческого бытия. К сожалению, ответ ученого не успокаивает тех, кто ищет простых путей его разрешения, ибо по Франклу смысл жизни как раз и заключается в поиске этого самого смысла. У каждого он будет свой, более того, он будет меняться на каждом новом этапе жизни человека. Автор полагает, что склонность и тяга ко всему внешнему, погоня за удовольствиями, нежелание развивать в себе собственную неповторимость, удобное следование типажам и идеалам, востребованным в данном обществе, все это и многое другое выхолащивает суть жизни, превращая ее из уникального переживания в никчемную суету, заполненную чужими идеями и мыслями.

 

Порой Франкл рассуждает о вещах поистине поразительных. К примеру, заставляет пересмотреть смысл трагических судеб людей и их роль в жизни человека Ученый вкладывает совершенно иной смысл в переживание потери. Он рассказывает, как в собственной практике ему приходилось иметь дело с пожилыми людьми, похоронившими своего супруга, совершенно потерянными, не понимающими, для чего жить дальше. Удивительным образом Франкл находит не просто слова одобрения и поддержки, но и предлагает идеи, которые возвращают людям смысл жизни.

 

Франкл отождествлял экзистенциальный невроз, характеризующийся ощущением скуки, апатии, пустоты, потери цели и смысла деятельности, с кризисом бессмысленности жизни. В этом плане ученым был предложен метод так называемой парадоксальной интенции, когда в ходе излечения пациентов-невротиков психотерапевт заставляет последних доводить до мысленного абсурда их собственные тревоги или представления, которые вызывают страхи, опасения и другие фобии. Так, постепенно избавляясь от экзистенциональной пустоты и страхов, вызываемых ночными кошмарами, пациент постепенно восстанавливает свою способность к адекватным оценкам окружающей действительности и своего внутреннего состояния, возвращает собственный смысл своей деятельности и тем самым стремится к преодолению полосы жизненной безнадежности.

 

Уже в послевоенные годы В.Франкл стал профессором психиатрии и неврологии Венского университета, опубликовал свыше 30 книг, которые были переведены на 20 языков мира. Он явился одним из главных основателей экзистенциальной терапии, а труды его послужили источником вдохновения для всех представителей гуманистической психологии. Ученый объехал чуть ли не половину земного шара, выступая с лекциями и проводя семинары, собиравшие огромные аудитории, став при этом обладателем 29 почетных докторских степеней. В 1991 году ученый побывал и в СССР, выступив с серией лекций в МГУ.

 

Виктор Франкл не раз повторял: Человеческое существование не может быть лишено смысла до самого последнего вздоха. В полной мере это утверждение относилось и к нему самому. Добавить к этим словам практически нечего, кроме того лишь, что осознать это должен каждый.

 

Александр Малкин