Американские протесты

 

Брызги расизма

 

Я не ответчик за других, поэтому несколько соображений и уточнений в связи с брызгами расизма, которые Игорь Яковенко обнаружил персонально на мне. Простите, что буду вынужден повторить сказанное по этой теме ранее, заодно и суммируем.

 

Начну с легкой подмены у оппонента увы, обещаю дойти и до серьезного подлога.

 

Игорь Яковенко удивительным образом не увидел разницы между ОСУЖДЕНИЕМ мнения и УВОЛЬНЕНИЕМ за мнение (как произошло в случае с американским журналистом Грантом Нейпиром, про который я писал). Разница между тем настолько существенная, что предусмотрена Первой поправкой к Конституции США. И писал я, разумеется, именно о возмутительности увольнения, черным по белому.

 

Впрочем, мне по-прежнему кажется вывихом мозга и сам приговор расист, вынесенный журналисту на основании его заявления о равенстве людей и их прав. (См. также историю калифорнийского профессора Гордона Кляйна, только что отстраненного от работы по аналогичному поводу). Трактовать можно что угодно и как угодно, но административные меры на основе собственного политического тремора это безусловный позор, имхо.

 

Игорю Яковенко это кажется развитием гуманизма? Его право. Если требование эмпатии к одним выражается в возможности оскорблять других и отбрасывать вон логику и элементарные правила приличия, то, видимо, все в порядке. Лес рубят, щепки летят. Проходили.

 

Видимо, в этой новой этике, в интересах прогресса, будет позволен и подлог, но покамест робко замечу г-ну Яковенко: использование слов оппонента в другом контексте это нехорошо. Нет, я не считаю вывихом мозга развитие гуманизма (протест против полицейского беспредела, борьбу за права афроамериканцев). Этого нет в моем тексте!

 

Вывихом мозга я считаю стокгольмский синдром и готовность делать вид, что не замечаешь демагогии и психологического (и уже не только психологического) давления. Именно об этом, опять-таки, черным по белому.

 

Одним из самых непристойных подлогов, в контексте положения черных в Америке, мне по-прежнему кажется упоминание Холокоста.

 

Подлог это не новый, апробированный еще в деле О Джей Симпсона, убийцы, из которого соорудили символ черного сопротивления белому беспределу. Тогда, четверть века назад, все (даже черные, кажется) понимали, что насчет Гитлера применительно к белому полицейскому, хоть бы и трижды расисту, и нацизма применительно к современной Америке это перебор и демагогия; даже адвокаты Симпсона потом немного стеснялись и уходили от уточняющих вопросов...

 

Сегодня никто не стесняется, повторяют, как ни в чем не бывало.

 

Смещение времен, которое (как ни в чем не бывало) предлагает Игорь Яковенко в опровержение моего тезиса, не выдерживает критики: нынешние протесты не восстание в варшавском гетто; дело происходит в стране, уже успевшей выбрать своим белым большинством! черного президента. В стране, где историческую вину белых перед черными давно культивируют в университетах

 

Понимание исторической ответственности это хорошо.

Но сегодняшняя эпидемия покаяний, в контексте возможных увольнений в случае отказа извиниться за мифических предков-рабовладельцев (они были не у всех), смотрится гораздо ближе к извинению перед Рамзаном Кадыровым, чем к личному движению совестливой души.

Добра от этого не будет, и черным прежде всего.

 

Исторические травмы не избываются вселенской смазью человечеству и психологическим террором. Сегодняшнее неравенство черных очевидно острая, но именно социальная проблема, хотя и уходящая корнями в расовую сегрегацию. Ее надо ПРОДОЛЖАТЬ решать, и у Америки в руках для этого успешно работающие, испытанные механизмы. Далеко в прошлом остались и хижина дяди Тома, и бунт героя Рэгтайма, и сэлинджеровская Лида-Луиза, погибшая из-за того, что ее не пустили в больницу для белых

 

Демагогический розыгрыш расовой карты, чудовищные переборы в риторике только отдаляют социальный мир и в перспективе увеличивают шансы на прилет очередного правого маятника. Эта механика кажется мне совершенно очевидной.

 

Надо попробовать найти какое-то пространство здравого смысла между правым скотством и левым идиотизмом, писал я после победы Трампа и повторял с тех пор эту нехитрую формулу много раз. С этих позиций писал и говорил и в дни нынешних волнений и в своем блоге в фейсбуке, и на Эхе Москвы

 

И когда уважаемый г-н Яковенко цитирует чье-то предложение вернуть весь этот биомусор назад в Африку, сетует, что подобный расизм не встречает отпора на страницах вполне приличных людей, а потом тут же переходит персонально ко мне (как бы молчаливо подразумевая мое согласие с приведенной выше цитатой) это уже совсем не комильфо

 

Я о себе, конечно, и не такое слышал с разных сторон, но ареал расширился, признаться, довольно неожиданно.

Брызги расизма на мне, говорите? Так вы не брызгайте на меня, и все будет хорошо.

 

И в завершение темы уже не черно-белой, шире. Про упомянутую выше новую этику я услышал относительно недавно. Присмотрелся. Ничего нового не увидел. Зачморить всем трудовым коллективом (вычеркнуто) прогрессивным человечеством того, кто не вписывается в текущее единомыслие и не готов тупо повторять утвержденную мантру, а хотел бы порассуждать о предмете самостоятельно и на свободе, чего ж тут нового? Организм откликается, как у собаки Павлова на красную лампочку.

 

Эмпатии не испытываешь, сука? Против гуманизма пошел, тварь? А ну иди сюда, мы тебе сейчас все объясним.

 

Виктор Шендерович,

Facebook, 15 июня