Беларусь

 

Лукашенко: Пиночет или Альенде?

Детская болезнь левизны Александра Скобова

 

Очень в целом хорошая и по делу статья Александра Скобова, центральная мысль которой состоит в том, что нельзя, обрадовавшись шагу назад, который сделал кровавый Тараканище, ослабив хватку, в ответ на эту его любезность делать встречные шаги. Поскольку усатое чудовище, почуяв слабину, тут же отыграет назад все сделанные уступки. Автор очень верно заметил, что надежды делающих шаги навстречу диктатору зиждутся на неверной предпосылке, будто авторитарный или диктаторский режим в принципе может эволюционировать в сторону демократии, несмотря на то, что вся постсоветская история доказывает: если подобные режимы не удается сломать в ходе революции, они бывают способны эволюционировать только в сторону нарастания своих авторитарных черт. Всё более переходящих в тоталитарные.

 

И действительно, вспомним, сколько российские системные либералы (и не только системные, скажем честно) уговаривали либеральную общественность, что незачем выходить на улицу и свергать Путина, поскольку режим этот, еще до своего официального оформления зародившийся взрывами домов с мирно спящими гражданами, вполне способен эволюционировать в режим демократический. Надо только ему не мешать и набраться терпения. Чеченская бойня, Курск, Норд-Ост, Беслан ничего, надо еще потерпеть. Политические убийства ну ничего, это все издержки становления демократии, нельзя торопить события. Грузия, Украина, Сирия да, не очень хорошо, но это значит, что еще не все предпосылки для демократии созрели. Они вызревают, вот с каждой военной авантюрой сбрендившего кремлевского серийного убийцы все более вызревают. Надо потерпеть. Haben Sie bitte Geduld. Или вы, торопыжки, хотите кровавой развязки вместо мирного эволюционного процесса?

 

И как-то упускают из вида эти голуби мира, что под их увещевания не допустить ужасного конца все 20 лет путинского режима мы имеем ужас без конца сплошную череду кровавых событий. А по другому и быть не могло: режим, который зародился взрывами домов с мирно спящими гражданами, не может дрейфовать в сторону демократии, он может дрейфовать только в сторону Ада.

 

Но я отвлекся.

 

Все хорошо в статье Скобова, кроме вот этого совершенно непонятного сравнения с Чили: То, что явила нам в последние дни диктатура минского Таракана это Чили Пиночета в центре Европы.


По моему, сравнение Лукашенко с Пиночетом совершенно нелепо, поскольку Лукашенко ни в какую не хочет слезать с галер, даже под давлением народного восстания, и, очевидно, не слезет, пока не дождется судьбы Чаушеску или Каддафи а Пиночет ушел, когда на плебисците 1988 года большинство чилийцев проголосовали против него. Причем, ушел не под давлением народного протеста, а просто потому, что таковы были результаты голосования а подтасовать эти результаты хунте почему-то в голову не пришло.

 

Я ни в коей мере не собираюсь идеализировать Пиночета, но все познается в сравнении. Человек не цеплялся за галеры, как некоторые известные нам персонажи, назвал, правда, выбор чилийцев ошибкой, но сказал, что будет уважать этот выбор. И сделал, как сказал. Минский Тараканище поступил так же? Как он уважает выбор белорусов, мы в эти дни наблюдаем в режиме нон-стоп. Уже целую неделю уважает.

 

Пусть автор меня извинит, но тут явно торчат уши его левачества, и само сравнение Лукашенко с Пиночетом притянуто именно за уши: Пиночет правый значит, плохой. Сам же Скобов пишет, что авторитарная власть (электоральный авторитаризм) в принципе не может признать свое поражение на выборах, что это становой хребет такой власти. А Пиночет, проиграв выборы (плебисцит) ушел. Как же это можно хоть каким-то боком сравнивать?

 

Если уж с кем и сравнивать минского Тараканища, так это не с Аугусто Пиночетом, а с Сальвадором Альенде. Понятно, что любое сравнение условно, а это более, чем условно. Поскольку Альенде был убит на третьем году своего правления, не успев наворотить того, что наворотил Александр Григорьевич за 26 лет. Можно только догадываться, что было бы с Чили, окажись президентский стаж Альенде сравнимым со стажем Лукашенко. Собственно, зачем гадать, можно ведь посмотреть, что стало за годы правления Чавеса Мадуро с Венесуэлой, до прихода к власти социалистов одной из самых успешных стран региона.

 

В общем, можно сказать, что Сальвадор Альенде это Александр Лукашенко в начале своей каденции, году этак в 96-97-м.

 

Но именно действия Пиночета, как бы мы к нему ни относились, предотвратили развитие Чили по белорусско-венесуэльскому пути.

 

Да, Пиночет пришел к власти в результате военного переворота. Но он никогда не придуривался, будто он последний после Махатмы демократ. Он был диктатор, сначала глава военной хунты, а потом президент с неограниченными полномочиями. Он, как диктатор, правил, сколько считал нужным, пока отечество, в его понимании, находилось в опасности.

 

Но, будучи диктатором, он спас страну от диктатуры коммунистической, которая вряд ли обошлась тремя тысячами жертв, которые стоил Чили кровавый режим Пиночета. Будучи диктатором, он не распилил страну между собой и дружками по какому-нибудь кооперативу, а провел либеральные реформы, вытащившие Чили из пропасти, в которую за каких-то три года она успела скатиться при Альенде. И, наконец, этот диктатор в конце 80-х, проиграв плебисцит, не стал цепляться за власть, и Чили вернулась на путь демократического развития.

 

А в Беларуси своего Пиночета не оказалось и Таракан разгулялся по буфету.

 

Может быть, теперь таким коллективным Пиночетом окажется белорусский народ.

 

Прыг да прыг!
Да чик-чирик,
Чики-рики-чик-чирик!

Взял и клюнул Таракана,
Вот и нету великана.
Поделом великану досталося,
И усов от него не осталося.

 

Очень бы хотелось надеяться.

 

Вадим Зайдман