Беларусь

 

Кошки-мышки

Беседы с палачом. На встречу А. Лукашенко с оппозицией в СИЗО

 

Когда-нибудь слыхали ль вы,

Чтоб львы бывали не правы?

Тому назад уж много лет

Один слыхал. За что был съет.

 

Валерий Ефимов

 

Главный на районе жирный усатый котяра собрал в своем подвале дюжину представителей от полчищ мышей, запрудивших улицы района и уже несколько дней не уходящих с них. Он обошел всех поочередно, поигрывая с каждым, как кошка с мышкой, плотоядно урча. Затем разлегся в центре огромного цементного пола.

 

Чем вы, собственно, недовольны? обиженно спросил котяра. Столько лет жили бок о бок, писка недовольного не слышал и вдруг на тебе: демонстрации протеста! Хочу услышать мнения всех, говорите совершенно откровенно, невзирая на морды, только не забывая, что слишком откровенные могут быть немедленно съедены.

 

Вот именно этим мы и недовольны, хором возмущенно запищали парламентеры. Сколько можно пожирать нас? Доколе будет продолжаться эта порочная практика, доколе?!

 

В чем же вы усматриваете порочность? искренне удивился котяра. Так уж повелось в природе испокон веку: коты поедают мышей, а не наоборот. Вы хотите изменить законы природы? Вы хотите, чтобы было наоборот, чтобы мыши поедали кошек? Такого не будет, не мечтайте. Это противно законам природы, а также мне лично.

 

Нет, мы хотим, чтоб никто никого не поедал ни кошки мышей, ни мыши кошек, пискнула самая смелая мышка.

 

То есть, вы хотите, чтобы волк возлег с ягненком, барс вместе с козленком, а кот рядом с мышонком? Вы думаете, что вы вышли на улицу и прямо на ходу перепишете законы природы?

 

А по телевидению передают именно это что возлегают. Что все права мышей соблюдаются котами в полной мере. Перестаньте хотя бы врать! пискнула другая мышка.

 

А в чем, в вашем понимании, состоят ваши права? терпеливо поинтересовался котяра.

 

Прежде всего, это право на жизнь! крикнула самая отчаянная мышка.

 

Котяра искренне удивился.

 

Кто вам такое сказал? Наслушались вражеских голосов, не иначе. Запомните, с присущей ему демократичностью увещевал котяра, право каждой мыши-патриота, любящей свою улицу, свой район это быть съеденной местным котом или кошкой, лучше всего мной. И это право неукоснительно соблюдается, и пока я здесь я его гарант!

 

Лучше скажите, сколько вам заплатили заграничные коты из других районов, чтобы вы вышли на демонстрацию? Не может быть, чтоб вы вышли по своей воле ведь и раньше, случалось, коты поедали мышей и это ни у кого не вызывало и писка возражения!

 

Вы что не понимаете, что полчища чужеземных орд уже сконцентрировались на границах нашего района, и только и ждут, когда мы ослабнем, чтобы прийти и захватить нас. Только я стою на страже суверенного права котов нашего района поедать вас. Если я уйду, вас съедят коты заграничные. Вы что, не патриоты, хотите быть съеденными чужаками?!

 

Мыши, потупившись, пристыжено и растерянно молчали. Никто и не пискнул.

 

Котяра снисходительно осклабился:

 

Ну-ну, я надеюсь, наши позиции после этой плодотворной беседы сблизились? Я не сомневался, что вы, как истинные патриоты нашего района, поймете, что если уж быть съеденным, то только своим, отечественным котом. Лучше всего мной!

 

А теперь предлагаю закрепить это сближение позиций за совместной трапезой, котяра облизнулся. Но сперва прошу вас поскольку после обеда не у всех уже будет такая возможность передать вашим собратьям на улице, чтоб расходились, так как по итогам нашей откровенной беседы, я надеюсь, между нами достигнуто полное взаимопониМЯУмание.

 

Да, и пожалуйста: состав меню, и кто будет съеденным, прошу сохранить в тайне от общественности.

 

P.S. А вообще, Лукашенко в СИЗО факт сам по себе очень обнадеживающий.

 

Вадим Зайдман