Зона

 

Показательная казнь историка Дмитриева

 

За три дня до вынесения Верховным судом Карелии приговора по делу историка Дмитриева по государственному телеканалу Россия 24 в программе Вести вышел сюжет, в котором были обнародованы шокирующие снимки приемной дочери Дмитриева. Голос сотрудницы ВГТРК Ольги Журенковой звенел от гнева, когда она рассказывала, что сотни пользователей интернета были шокированы этими жуткими снимками, которые утром 26 сентября появились в Сети, о том, что Интернет кипит от возмущения этим чудовищем, которое сломало жизнь ребенку. Спецслужбы проникли в компьютер Дмитриева и вытащили оттуда фотографии его приемной дочери. Затем спецслужбы слили эти фото в Интернет, чтобы их увидели тысячи. После чего сотрудники России 24 показали их по телевизору уже миллионам. А еще показали видео, в котором приемная дочь обнимает Дмитриева и на этом видео девочку можно идентифицировать, а для верности сотрудники ВГТРК назвали ее имя. Это к вопросу о том, кто и зачем сломал ребенку жизнь.

 

Изделие государственного телеканала Россия 24 длится 4 минуты, 48 секунд. В этот промежуток времени сотрудники госканала сумели вместить всю ненависть идейных наследников сталинских палачей к тому, кто много лет изучал и предъявлял общественности следы их преступлений. На всех предыдущих судах Дмитриеву и его адвокатам удалось полностью доказать свою невиновность. И обвинители прекрасно понимали, что он невиновен, поэтому для подготовки и вынесения чудовищного приговора воссоздали интерьер процессов времен Большого террора. Тогда народный гнев был обеспечен газетными статьями, демонстрациями около зала заседаний и собраниями на предприятиях, где ударники труда требовали расстрелять как бешеных собак троцкистско-фашистских иуд. Теперь, на третьем десятке 21 века, организаторами народного гнева стали Интернет и телевизор.

 

Суд над Дмитриевым был организован как спецоперация, цель которой не выпустить правозащитника живым из заключения. Для этого, помимо организации народного гнева, Дмитриева фактически лишили адвоката, поскольку адвокат Виктор Ануфриев, который вел его дело, оказался на карантине из-за подозрения на коронавирус, а адвокат по назначению заявил, что три дня на ознакомление с 19-ю томами дела это издевательство. Несмотря на то, что адвокат Ануфриев просил перенести заседание на конкретный срок после своего выхода из карантина, Дмитриев отказался от услуг адвоката по назначению, суд, вопреки обычной практике, отказал в переносе заседания и Дмитриев остался фактически без адвокатской защиты.

 

Юрий Дмитриев своей деятельностью затронул очень чувствительные струны в коллективной душе нынешних хозяев России, воспринимающих себя как прямых наследников тех, кто устраивал Большой террор, который, по их глубокому убеждению, является сугубо внутренним делом нового дворянства. Фактически семейной тайной. Дмитриев, который не только исследовал массовые убийства на расстрельном полигоне в Сандармохе, но приглашал туда иностранных журналистов, публиковал списки убитых, является предателем, заслуживающим смерти.

 

Кроме того, дело Дмитриева стало воплощением в жизнь одной из важнейших поправок в Конституцию РФ, принятых этим летом. А именно новой, 67.1 статьи, в которой закреплена совершенно чудовищная норма: Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. То есть задачу защиты исторической правды берет на себя не историческая наука, а государство, то есть аппарат насилия и принуждения.

 

Фактически дело Дмитриева стало показательным актом принуждения к исторической правде.

 

Дело в том, что накануне суда над Юрием Дмитриевым сотрудники Российского военно-исторического общества предприняли попытку написать правильную историю расстрельного полигона в Сандармохе. Они стали раскапывать коллективные могилы и увозить мешки с останками для экспертизы, после чего заявляли, что это, оказывается, советские солдаты, расстрелянные финскими оккупантами.   

 

В истории Отечества не должно быть белых и черных пятен, там все должно блистать чистотой, греметь ратными и трудовыми подвигами и пахнуть патриотизмом. С этой целью депутат Алексей Журавлев это тот, который недавно в телевизоре приглашал россиян в европейские публичные дома для зоофилов, где можно изнасиловать черепаху внес законопроект, по которому за искажение истории можно получить 3 года тюрьмы. К большому разочарованию Алексея Александровича его инициативу не оценили.

 

И действительно, зачем сажать за неправильную историю на 3 года, когда можно посадить на 13 лет строгого режима, что для 64-летнего правозащитника фактически означает смертную казнь. Именно такой приговор вынес Верховный суд Карелии по заказу наследников тех, кто организовывал Большой террор.

 

Игорь Яковенко,

blogspot.com, 30 сентября