Зона

 

Убили человека, гады!

 

Чудовищная новость, Ирина Славина, одна из лучших нижегородских независимых журналистов, у которой вчера был обыск по политическому делу, сегодня сожгла себя напротив здания Нижегородского УВД. Перед самоубийством она оставила запись в ФБ В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию.

 

Я ее знал заочно, мы переписывались периодически. Замечательный журналист и человек. Абсолютно адекватный. Ее не просто довели, ее фактически убили многолетней травлей, допросами, задержаниями, штрафами и сейчас последняя капля это нелепое дело, унизительный, травматичный обыск с изъятием необходимых в работе средств производства, т.е. оргтехники.

 

Не сомневаюсь, что эта травля была организована ФСБ, которая имела огромный зуб на Ирину. Славина обвиняла чекистов в фальсификации террористических дел, преследовании и даже убийствах простых мусульман, которых потом выдавали за террористов (например, в деле о двойном убийстве мнимых исламистов в микрорайоне Цветы).

 

Огромная беда, боль, скорбь.

 

Подробности о деле Славиной в моем вчерашнем посте, который я здесь дублирую.

 

В Нижний пришёл 37-й?
 

В моем родном Нижнем Новгороде проходят массовые обыски по политической 284.1 статье УК РФ (Деятельность иностранной или международной неправительственной организации, признанной нежелательной в РФ). Шьют связь с запрещенной Открытой Россией.

 

1 октября провели обыски в квартирах нижегородского предпринимателя Михаила Иосилевича, зампредседателя отделения партии Яблоко Алексея Садомовского, бывшего сотрудника штаба Навального в Нижнем Новгороде, журналиста МБХ-медиа Дмитрия Силивончика, активистов Юрия Шапошникова и Михаила Бородина, журналиста и директора издания Koza.press Ирины Славиной, координатора нижегородского штаба Навального Романа Трегубова.

 

Один из лучших нижегородских независимых журналистов Ирина Славина пишет:

 

Сегодня 6:00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые. Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета Открытой России, возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны и кучу моих блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций. Я осталась без средств производства. Я нормально. Но очень настрадался Май. Его до 10:30 не давали вывести на улицу.

 

Такого в Нижнем на моей памяти еще не было. Даже в брежневские времена не помню массовых обысков у журналистов. Только при кровавом Гуталине такое могло быть возможным.

 

Игорь Эйдман,

Facebook, 2 октября