В гостях у сказки

 

Продолжение. Начало см. в №№ 1 9.

 

Два Филиппа

 

Утро следующего дня ознаменовалось неожиданным событием. Оно едва не стало роковым для Филиппа. Но всё, что ни делается к лучшему, так что это событие в конце концов послужило толчком к развязке нашей удивительной истории. Но расскажем всё по порядку.

 

Первым проснулся Томас (так он полагал, иначе бы Филипп разбудил его). Он умылся и, пока принц спал, решил пойти прогуляться, подышать свежим воздухом перед завтраком.

 

Насвистывая незатейливую мелодию, Томас вышел из своей комнаты и прошёл по веранде второго этажа, нависавшей над общим залом, к лестнице. Он уже стал спускаться вниз, но вдруг остановился, как вкопанный: принц, оказывается, сидел в зале за одним из столиков! Вместе с ним сидел чудик хозяин гостиницы, и они дружески беседовали. От удивления слуга перестал даже свистеть. Томас нахмурился: он заметил, что его высочество позабыл после сна вновь наклеить усы и надеть очки! Что-то подумает чудик об изменившемся облике своего постояльца?

 

Томас быстро сбежал с лестницы и направился к Филиппу, намереваясь пожурить того за забывчивость. Но на полпути он замедлил шаг: какое-то десятое чувство шепнуло ему об осторожности. Уж очень странно было, что принц никак не отреагировал на его появление в зале. Однако, отступать было поздно, пришлось подойти к ним. Извинившись, он обратился к чудику:

 

Дружище, будьте так добры: чего-нибудь прохладительного.

 

При этом Томас в упор посмотрел на своего как бы хозяина, но Филипп скользнул по нему равнодушным взглядом и ничего не сказал. Даже видавшего виды Томаса бросило в холодный пот: было ясно, что ЭТОТ принц видит своего слугу ВПЕРВЫЕ в жизни!

 

Томас уселся за столик возле окна и стал потягивать принесённый чудиком коктейль. В зале были ещё несколько посетителей, так что он мог сидеть, не вызывая подозрений. Томас внимательно прислушивался к разговору чудика и лже-принца. Судя по долетавшим до него фразам, разговор касался исключительно гостиницы На дармовщину. Чудик очень почтительно говорил со своим собеседником и называл его мой господин.

 

Но вот господин встал, лёгким кивком головы попрощался с чудиком и направился к выходу. Хозяин проводил его до дверей и даже дальше, на улицу...

 

В этот момент на веранде второго этажа послышались шаги. Томас машинально повернул голову и обмер: по лестнице, позёвывая, спускался Филипп, настоящий Филипп! И всё бы ничего, если бы он был при усах и очках! Но он таки забыл о них спросонья и теперь как ни в чём не бывало сходил по ступенькам, молодой и красивый, и... безусый. Томас так и прирос к стулу в ужасе от надвигавшейся катастрофы.

 

Хлопнула входная дверь вернулся чудик. Увидев принца, он застыл с открытым ртом.

 

О, мой господин, опомнившись, бросился он к Филиппу. Каждый раз ваши чудеса застают меня врасплох! А ведь должен бы уже привыкнуть!

 

Тут пришёл в себя Томас. Ухватившись за подсказанную чудиком спасительную нить, он подскочил к оторопевшему принцу, едва не сбив с ног беднягу чудика.

 

Неужели я имею честь видеть могущественного волшебника Чуддино, о котором столько наслышан? скороговоркой заговорил Томас. О вашей доброте и неисчислимых благодеяниях, коими вы одаряете людей, ходят легенды. Я специально приехал сюда издалека, чтобы познакомиться с вами и... попросить о небольшой услуге. Очень хотел бы побеседовать с вами тет-а-тет.

 

Тараторя всё это, Томас довольно бесцеремонно схватил Филиппа за руку и, усиленно ему подмигивая, потащил наверх. Чудик недоумённо пожал плечами и, слава богу, занялся гостиничными делами. А Томас буквально втолкнул принца в свою комнату.

 

Простите, ваше высочество, отдуваясь, сказал он. Вы не представляете, по краю какой пропасти вы сейчас ходили.

 

Что такое? побледнел Филипп.

 

Появись вы в зале минутой раньше, то непременно нос к носу столкнулись бы с Чуддино, собственной персоной! Хороша была бы встреча! Вы поступили очень опрометчиво, позабыв об усах и очках!

 

Кто же мог знать, что он явится в гостиницу, обескураженно пробормотал юноша. Но постой: откуда тебе известно, что это был Чуддино?!

 

Томас усмехнулся.

 

Так ведь он по-прежнему расхаживает в вашем обличье. Я сам поначалу решил, что это вы. А потом вы видели? чудик, наоборот, принял вас за волшебника!

 

Ах, негодяй! вскричал Филипп. Он всё ещё выдаёт себя за меня?! Но зачем?...

 

Томас развёл руками и... задумался. Но принц не дал ему долго размышлять.

 

Ты прав, Томас, сказал он, я поступил легкомысленно нельзя забывать о маскараде. Я иду к себе, клею усы и надеваю очки. А ты спускайся вниз, пусть чудик подаёт завтрак и готовит лошадей. Мы сейчас поскорее завтракаем и отправляемся в город.

 

Что вы задумали, ваше высочество?

Потом расскажу. Да, но... Чудик спросит о волшебнике...

Если спросит, скажу, что мы приятно побеседовали, а потом он попросту исчез... По-моему, вполне правдоподобно, заметил слуга.

Отлично придумано!

 

Через полчаса принц и Томас, подкрепившись, ехали шагом по извилистым улочкам городка. Ничего нового утром не придумалось, поэтому Филипп решил отыскать в городе столярную мастерскую и заказать-таки лестницу. Очевидно, её придётся делать составной. Кроме того, неплохо было бы набрать команду из четырёх-пяти сильных и отважных людей: во-первых, для доставки лестницы к башне, во-вторых, чтобы скрутить чудика-стражника. Рассчитывать в этом деликатном деле только на себя было, по меньшей мере, легкомысленно они ведь не знали, какой силой обладает созданный волшебником стражник.

 

Рассказывая обо всём этом Томасу, принц поглядывал по сторонам, рассчитывая увидеть вывеску мастерской. Но справа и слева от дороги стояли просто домики толстомордиков. Нигде не виднелось не только мастерских, но и любых других очагов сервиса: лавок, цирюлен и прочих. Вообще же, поиски эти говорили о том, что наши путешественники до сих пор не поняли саму суть жизни людей в стране Благоденствия.

 

Неужели толстомордики совсем никогда ничего не делают? озадаченно спросил Филипп, начиная, кажется, прозревать. Это случилось ближе к полудню, когда всадники изъездили всё близлежащее побережье.

Похоже на то, буркнул Томас. Получается, за любой мелочью они обращаются к Чуддино?

Может, и нам к нему обратиться? кисло усмехнувшись, пошутил принц. Многоуважаемый господин волшебник! Не будете ли вы так любезны сообразить нам лестницу?! И, пожалуйста, подлиннее, такую, чтоб доставала до темницы в башне. И ещё, если это вас не затруднит, уберите на часок своего стражника. Он нам будет очень мешать, ведь мы собираемся похитить принцессу!

 

Не лучшим образом обстояло дело и с вербовкой сильных и отважных. Ленивых и толстых пожалуйста, как рыбы в море, сколько угодно, а вот сильных и отважных в стране Благоденствия, похоже, не было. Одни лишь туповатые, сытые и заплывшие жиром физиономии всюду встречались им. Рассчитывать на их помощь было наивно.

 

Ещё и донесут на нас Чуддино, резонно заметил Томас.

 

В гостиницу возвращались в сумерках. Филипп понимал, что он ни в коем случае не должен унывать, а должен искать выход, но ничего не мог с собой поделать: отчаяние было такое, хоть волком вой!

 

Нужно разузнать сегодня у капитана Морриса, когда он возвращается в Океанию, прервал, наконец, молчание принц. Придётся, видимо, вернуться и там всё подготовить...

У меня не идёт из головы утреннее происшествие, ваше высочество, сказал вдруг Томас. Вы сразу меня отвлекли, потянули в город, а теперь мне кажется, мы утром были очень близки к решению головоломки, стоящей перед нами.

Что ты имеешь ввиду?

Погодите, ваше высочество, дайте подумать, сказал слуга и весь оставшийся путь к гостинице не проронил больше ни слова.

 

Уже потом, когда они ужинали (разумеется, на дармовщину), Томас, напустив на себя ужасно таинственный и многозначительный вид, задал принцу такой вопрос:

 

Как вы думаете, ваше высочество, почему Чуддино до сих пор не принял свой настоящий облик?

Из-за принцессы? чуть помедлив, предположил принц.

Другого объяснения быть не может, кивнул слуга.

Ты полагаешь, что... Дженни до сих пор принимает его за меня?

Нет, не думаю, иначе он не замкнул бы её в башне. Просто, приняв ваш облик, он рассчитывает быть более приятным принцессе. А это значит, что он регулярно видится с ней, то есть, бывает в темнице!

Ну, конечно, бывает! нетерпеливо воскликнул юноша. Он пытается сломить ее сопротивление, это для меня так же ясно, как то, что мы сейчас ужинаем на дармовщину. Но что из всего этого следует?

Не понимаете, ваше высочество? хитро прижмурившись, спросил Томас.

Черт возьми, если б понимал не спрашивал бы!

А следует из всего этого то, что мы с вами, ваше высочество, круглые как бы это выразиться обормоты, одним словом. Вместо того, чтобы изобретать всевозможные немыслимые способы вскарабкаться на башню, надо было сесть и хорошенько подумать.

Говори яснее, Томас!

Э-э, ваше высочество, потерпите до утра, заговорщически улыбнувшись, молвил слуга. Завтра мы прямо с утра едем к замку и Ну, там вы сами все поймете.

 

Филипп скрипнул зубами и, не сказав ни слова, встал и ушел, оставив незаконченным ужин. Он поднялся в свою комнату и более в этот вечер не показывался.

 

Принц спал очень плохо. Он весь извелся в ожидании завтрашнего дня. Поэтому, едва забрезжил рассвет, юноша был на ногах и разбудил слугу. Принц готов был немедля мчаться к замку Томасу с трудом удалось уговорить его подождать часок, позавтракать, чтобы набраться сил и не вызвать никаких подозрений у хозяина.

 

Но, тем не менее, ещё не спала утренняя прохлада, когда наши герои, позавтракав, оседлали лошадей и поскакали в горы по уже знакомой тропе. Филипп в буквальном смысле сгорал от нетерпения.

 

Однако, хотя развязка близилась, судьбе было угодно промучить его ещё целый день. Как и позавчера, они расположились в рощице, откуда хорошо просматривалась башня. Чудик-часовой по-прежнему был на посту и исправно, каждые полчаса, совершал её обход. Всякий раз, когда принц начинал приставать с расспросами, Томас односложно отвечал:

 

Доверьтесь мне, ваше высочество.

Да за каким бесом мы сидим здесь уже битый час сложа руки?! не выдержав утомительного и непонятного для него ожидания, вскричал Филипп после полудня.

Тише, ваше высочество, тише, чудик услышит, испуганно зашептал Томас и соизволил пояснить, мы должны сидеть здесь, в засаде, пока не появится Чуддино. Понимаете? Прежде, чем действовать, нужно обязательно убедиться, что он действительно бывает в башне

 Хотя Филипп толком и не понял, для чего это надо, но махнул рукой и замолчал, положившись во всем на Томаса. Ему казалось, что сегодняшнему дню не будет конца.

 И действительно, время шло, вернее сказать, ползло, а Чуддино не появлялся. Филипп перестал уже и надеяться на что-либо. Но, что должно было случиться случилось.

 Когда уставшее от долгого знойного пути осоловевшее солнце клонилось к закату, принц и Томас услышали голоса. Сморенные долгим ожиданием, они потеряли бдительность и только теперь увидели Чуддино, подходившего к башне со стороны замка. У принца перехватило дыхание он впервые увидел своего двойника! Филипп смотрел и не мог оторваться. Двойник был так похож на него, что даже он, настоящий принц, не смог бы отличить его от самого себя!

 

Между тем, Чуддино подошёл к стражнику. Тот засуетился, достал откуда-то факел, зажёг его и подал волшебнику. Потом чудик коснулся руками стены башни, проделал какие-то манипуляции и в стене вдруг образовался чёрный проём, в который Филипп, то бишь Чуддино шагнул, как в разверстую дыру. Тут же проём исчез, башня снова стала гладкой, словно и не было в ней никакой двери.

 

Прошел, ошеломленно прошептал принц и умолк, очевидно, переваривая увиденное. Томас с любопытством наблюдал за ним. Филипп беззвучно пошевелил губами и вдруг схватил Томаса за руку.

Послушай, сдавленно захрипел принц, потрясенный внезапным озарением, так ведь это и я могу точно так запросто пройти в башню!

Ну, наконец-то, ваше высочество! восхищенно выдохнул Томас, с трудом сдерживаясь, чтоб не расхохотаться.

Неужели всё так просто? зажав себе рот, чтоб не закричать от радости, шептал принц. Неужели зря мы столько времени ломали голову, а всё решается так просто?! Нет, я боюсь надеяться, это было бы слишком хорошо!

 

Если и бывает, что от счастья сходят с ума, то, конечно, Филипп сейчас был очень близок к этому. Глаза его горели, как у Чуддино, он весь дрожал и, кажется, готов был тут же, сломя голову, броситься к башне и все испортить. Томас очень вовремя заметил ему:

 

Еще чуточку терпения, ваше высочество. Дайте же волшебнику покинуть башню!

 

Филипп ждал, стиснув зубы, затаив дыхание. Даже хладнокровного Томаса охватило волнение. На этот раз ждать пришлось недолго. Вскоре из башни донёсся стук, и стражник открыл дверь. Чуддино вышел, отдал ему факел и пошёл к замку. Вид у волшебника был очень раздосадованный. Очевидно, он вновь ничего от принцессы не добился.

 

Томас заставил принца выждать для верности минут десять.

 

Ну вот, прошептал Томас, теперь сдирайте усы, ваше высочество, снимайте очки, настала ваша очередь. Я думаю, сегодня Чуддино к принцессе уже не пойдёт. Только не забудьте вы должны появиться со стороны замка.

 

Филипп поднялся с земли на ноги. Сердце его бешено колотилось.

 

(окончание следует)