Американские протесты

 

Историческая травма Игоря Яковенко

 

Все-таки многолетняя выучка Игоря Яковенко на должности завотделом пропаганды и агитации райкома КПСС дает о себе знать. Вы только послушайте, это же песня какая! И какой ностальгией дохнуло:

 

историческая и социальная инерция, которая волочит за собой по жизни парня или девчонку, выросших в черных кварталах, с их криминальной субкультурой, нищетой и наркотиками (это из статьи Обыкновенный расизм).

 

безработица у черных в разы выше чем у белых, черные умирают раньше, получают в разы меньше чем белые, а шансы выбраться из гетто, где все пропитано криминалом, имеют единицы (из статьи Обыкновенный расизм 2). Правда, непонятно, как это согласуется с культом вины перед черными в США, существование которого Яковенко не отрицает.

 

Так и хочется спросить: какое, милые, у нас тысячелетье на дворе, который год? И где мы находимся? Году этак в 1977-м на лекции пропагандиста, согнанные всем скопом в актовый зал? Кажется, у лектора собственная историческая травма, и с того далекого года он так и не вырос из своих идеологических штанишек, и во все то, что он рассказывал слушателям тогда и во что сам поверил, он искренне продолжает верить до сих пор и пытается навязать эти представления нам и сегодня. Но народ за прошедшее с тех благословенных для коммунистических пропагандистов времен годы в массе своей стал сомневаться в том, что в США негров линчуют, и вообще перестал доверять ужастикам об их бедственном положении в Штатах, а согнать всех в актовый зал на подобные лекции, увы, некому.

 

Яковенко все время повторяет мантру об исторической травме чернокожего населения США. Не совсем понятно, что, по его мнению, должно из этого следовать: к преступлениям афроамериканцев, понимая их травму, надо относиться более снисходительно? Они перед законом должны быть равнее всех других? Или бесчинства, погромы и грабежи, в связи с травмой, следует считать акциями протеста? И, кстати, а кто, собственно, виноват, что они живут в таких черных криминальных кварталах, с их нищетой и наркотиками? Не иначе все те же работорговцы?

 

Игорь Александрович, ау! Америка выбрала уже себе черного президента, а вы все продолжаете повторять нам зады советской пропаганды о бедственном положении черных в США!

 

А где же сочувствие травме угнетаемых евреями палестинцев?

 

С таким трендом, как мне кажется, нам следует вскоре ожидать от Игоря Александровича статью под названием Обыкновенный расизм 3, в которой он призовет нас отнестись с пониманием к исторической травме палестинского народа. Тем более, что ему, как бывшему агитатору и пропагандисту, эта тема должна быть как нельзя более близка и знакома. Какой же пропагандист и агитатор не споет нам арию об израильской военщине?

 

Если же говорить серьезно, то понимает ли Игорь Александрович, который вполне адекватно оценивает стороны палестино-израильского конфликта, что его нежелание видеть проявления расизма наоборот в Штатах сродни вселенскому плачу леваков Европы и тех же США, а также вполне искренних полезных идиотов, всего прогрессивного человечества по несчастным, угнетаемым евреями палестинцам и незавидной судьбе палестинских беженцев? У которых такая же, как у афроамериканцев, историческая травма, историческая и социальная инерция, которая волочит за собой по жизни молодого парня или девчонку, выросших в ПА или, еще хуже, в лагере для беженцев, с их криминальной субкультурой и нищетой. Безработица в автономии в разы выше, чем в Израиле, палестинцы умирают раньше, чем евреи, а шансы выбраться из автономии или тем более из лагеря для беженцев имеют единицы.

 

Понимает ли Игорь Александрович, справедливо видя именно в палестинцах виновников как собственных бед, так и продолжающегося уже, кажется, бесконечного противостояния на Ближнем Востоке, что с точки зрения прогрессивного человечества он, отказывая палестинскому народу в праве мирной террористической борьбы за свои права (аналогу погромам и бесчинствам в США), является самым натуральным расистом, причем, не слегка забрызганным, как Шендерович, а по уши?

 

Почему, в случае несчастных палестинцев, Игорь Александрович видит суть проблемы, а в случае несчастных афроамериканцев только несчастных афроамериканцев и видит? Даже не требует, в отличие от прогрессивного человечества, возвращения в Израиль всех беженцев, точнее, их многократно разросшегося потомства, прозябающего в лагерях для беженцев? Хотя этим несчастным, которых их соплеменники намеренно держат в лагерях как горючее для интифады, действительно можно посочувствовать.

 

Кстати, о Шендеровиче. Яковенко упорно настаивает на правомочности сравнения Холокоста с трагедией черных во времена работорговли и позже, чуть ли не вплоть до сегодняшних дней, что кажется недопустимым Виктору Анатольевичу: Одним из самых непристойных подлогов, в контексте положения черных в Америке, мне по-прежнему кажется упоминание Холокоста. Игорь Александрович уверен: Историческая травма чернокожего населения США ничуть не менее глубока, чем историческая травма еврейского народа. Масштаб обеих трагедий вполне сопоставим.

 

Понимает ли Игорь Александрович, так легко ставящий на одну доску нехорошие, что говорить, времена работорговли, когда чернокожие погибали во время перевозки, во время изнурительного труда, но их не убивали массово именно с целью убийства (иначе зачем везти?), поголовного уничтожения, окончательного решения вопроса с невиданным в истории человечества преступлением, Холокостом (6 миллионов за несколько лет! более трети всего еврейского народа), что следующий логический шаг, который он должен сделать и осветить в статье Обыкновенный расизм 3, это примерно следующий: Историческая травма палестинцев ничуть не менее глубока, чем историческая травма еврейского народа.

 

Собственно, ничего нового в этом утверждении не будет. Именно это что евреи ведут себя по отношению к палестинцам так же, как нацисты вели себя по отношению к евреям и утверждают многие защитники угнетенных палестинцев. Под трескотню красивых и завораживающих слов о справедливости, человечности и гуманизме.

 

Даже концовку статьи Обыкновенный расизм 3 Игорю Александровичу можно будет уже не сочинять а просто переписать из Обыкновенного расизма 2: Сегодняшний протест Сегодняшняя борьба палестинцев за их права явно направлена на дальнейшее развитие гуманизма, нацелена на его расширение, распространение эмпатии на новые категории.

 

Естественно к чему же еще, как не к развитию гуманизЬма, может вести деятельность мирных палестинских боевиков.

 

Уговорили! Давайте сравнивать!

 

Возвращаемся к мини-спору Игоря Яковенко и Виктора Шендеровича о правомочности сравнения трагедии негров, вывезенных в эпоху работорговли из Африки на американский континент и трагедии Холокоста. Рассмотрим со всех сторон непоколебимое убеждение Игоря Александровича: Историческая травма чернокожего населения США ничуть не менее глубока, чем историческая травма еврейского народа. Масштаб обеих трагедий вполне сопоставим.

 

Убедили! Давайте сравнивать!

 

Рабство в британских колониях, а затем в США существовало два с половиной века: с 1619 по 1865 год. По данным Википедии (статья Рабство в США), за это время было завезено около 12 миллионов чернокожих рабов, из них на территорию современных США 645 тысяч. 

 

Сам Игорь Яковенко в статье Обыкновенный расизм приводит такие данные: Белые в течение 400 лет продали в рабство и перевезли в трюмах через Атлантику свыше 17 миллионов чернокожих. Каждый шестой умирал в пути, из тех, кто остался в живых, половина погибла от болезней и садизма рабовладельцев.

 

400 лет и 17 миллионов это, видимо, не только в британские колонии, а на весь американский континент. Яковенко не дал ссылку, но я нашел источник обе цифры из той же все знающей Википедии, из статьи Трансатлантическая работорговля. Несколько смутил перекос в цифрах из 17 миллионов рабов, перевезенных в целом на американский континент, или 12 миллионов, завезенных в британские колонии на территории современных США оказалось всего 645 тысяч. Как будто США, даже только южные Штаты, это ничтожный клочок территории.

 

Еще более смутили данные Яковенко о том, что каждый шестой умирал в пути и половина погибла от болезней и садизма рабовладельцев. Это при том, что в самой Википедии написано, что рабовладельцы были заинтересованы в увеличении их (рабов) численности.

 

Наверное, несмотря на заинтересованность иметь как можно больше рабов, причем, не мертвых, а живых (думается, Чичиковых среди рабовладельцев не было), рабовладельцы были таки идиотами и сознательно создавали такие условия, чтобы рабы массово умирали и в пути через океан, и затем, от непосильных условий труда и содержания. Каждый шестой в пути это еще что. Один читатель под моей предыдущей статьей написал, что за годы работорговли в пути через океан умерли 100 миллионов человек (15 Холокостов!). То есть, не каждый шестой умирал только каждый шестой добирался до Нового света живым!

 

Наверное это было хобби, этакое национальное развлечение: у работорговцев тратить деньги на недешевую перевозку на пять шестых вхолостую все новых и новых невольников, у рабовладельцев тратить все те же деньги на покупку все новых и новых рабов взамен умерших.

 

Однако, мы отвлеклись. Возвращаемся к данным Игоря Яковенко Каждый  шестой умирал в пути, из тех, кто остался в живых, половина погибла от болезней и садизма рабовладельцев и сверяемся с данными Википедии, откуда почерпнуты им эти цифры: Иногда для извлечения максимальной прибыли при пересечении океана рабы размещались в тесноте и антисанитарии, в результате чего, по оценкам, каждый шестой из них умирал по пути. При вспышках болезней или во время восстаний могло погибнуть до половины рабов.

 

Жирным слова выделены мной. Обращаем на них внимание, вернее, на то, как они меняют смысл всего сказанного. Иногда рабы размещались в тесноте и антисанитарии, в результате этих редких случаев потому что слово иногда означает, привожу по словарю Ожегова, время от времени, в некоторых случаях, погибал каждый шестой. При вспышках болезней или восстаний могло погибнуть до половины рабов. Могло, до половины это был максимум в некоторых случаях, но далеко не всегда.

 

Кроме того, обратите внимание на такую тонкость: до половины рабов могло погибнуть во время конкретной вспышки конкретной болезни или конкретного восстания. Именно это написано в Википедии. Но болезни и восстания случались вообще-то не беспрерывно, и между ними, в мирное время, умиравших, надо думать, была совсем не половина. То есть: даже от эпидемий или в результате восстания далеко не всегда умирала/гибла половина невольников, а уж когда не было ни восстаний, ни эпидемий и близко не половина. А у Яковенко же четко и недвусмысленно значится: из тех, кто остался в живых (не умерших в пути. В. З.), половина погибла от болезней и садизма рабовладельцев. И в статье Обыкновенный расизм 2 он еще раз четко и недвусмысленно пишет о половине рабов, которые погибли в пути и умерли от болезней и истязаний надсмотрщиков. То есть, это никоим образом не оговорка, не случайный недосмотр или небрежность.

 

Лихо! Не правда ли? Ловкость рук и никакого мошенства!

 

Чтобы вот так, опустив всего два слова, настолько исказить смысл написанного в Википедии, надо быть мастером своего дела.

 

Стаж! Стаж и выучка советской агитпроповской школы! Снимаю шляпу.

 

Этот пример не вполне заметной даже для внимательного читателя манипуляции со словами и цифрами заслуживает того, чтобы стать классикой и приводиться студентам журфаков разумеется, не как образец для подражания, а образец того, что журналист не должен делать.

 

В общем, мы видим, что в реальности погибших и при перевозке и во время рабских условий труда и существования на американском континенте было намного меньше. Но все равно это, возможно, 1 2 миллиона человек, то есть, вполне по численности сопоставимо с Холокостом.

 

А почему, собственно, Игорь Яковенко в случае исторической травмы чернокожего населения США рассматривает всю эпоху рабовладения, то есть, все время нанесения этой травмы, а в случае исторической травмы еврейского народа только лишь Холокост, который стал кульминацией преследования евреев, самым грандиозным погромом. На деле же, преследования евреев и тысячи других погромов осуществлялись на протяжении как минимум двух последних тысячелетий. Начиная сразу после самого грандиозного навета на евреев в распятии Христа, что послужило поводом и оправданием всем последовавшим преследованиям и погромам (что на самом деле евреи Христа не распинали, подробно исследовано и доказано в двухтомном труде моего отца Две тысячи лет вместе) через средневековье, эпоху Возрождения, эпоху Просвещения, и каждая эпоха отмечена десятками своих холокостов и заканчивая Холокостом 20 века. Сколько миллионов евреев было убито за эти две тысячи лет кто может сказать? И к этому приложили руку, в этом поучаствовали практически все христианские народы.

 

Но даже и с учетом всех двухтысячелетних жертв все равно согласимся, что численно историческая травма чернокожего населения сопоставима с исторической травмой еврейского народа.

 

Игорь Александрович написал в адрес тех, кто не понимает боль афроамериканцев, что им недоступно понимание чужой травмы, возникшей в результате столетий рабства и последующих десятилетий дискриминации, которые закончились вот только-только, при жизни ныне живущих поколений, а в качестве отдельных проявлений не закончились и сегодня.

 

Но в отношении евреев можно написать все то же самое, практически слово в слово, только временной отрезок из столетий следует расширить до двух тысячелетий (на самом деле еще дольше, потому что еврейские погромы случались и до нашей эры). И в качестве отдельных проявлений, например, бытового антисемитизма, это тоже не закончилось и сегодня.

 

Я думаю, после приведенных цифр и соображений Игорь Александрович, сам же натолкнувший нас на эту аналогию, не будет возражать, что травма евреев, со своей стороны, не менее глубока, чем травма афроамериканцев? То есть, его формулу можно переписать наоборот: историческая травма еврейского народа не менее глубока, чем историческая травма чернокожего населения. Со всеми вытекающими из этого факта последствиями?

 

То есть, мы должны с пониманием относиться к исторической и социальной инерции, которая волочит за собой по жизни еврейского парня или девчонку, выросших в еврейских кварталах, с их криминальной субкультурой, нищетой и наркотиками. Мы должны отдавать себе отчет в том, что более высокий уровень антиобщественного поведения евреев напрямую связан с тем, что безработица у евреев в разы выше чем у белых, евреи умирают раньше, получают в разы меньше чем белые, а шансы выбраться из гетто, где все пропитано криминалом, имеют единицы.

 

Выделенное курсивом это точные цитаты из статей Яковенко, только слово афроамериканец заменено на слово еврей. Раз мы проводим параллель между историческими травмами афроамериканцев и евреев, значит, и наше гуманистическое отношение к последствиям этих травм, наше понимание проблем, вызванных этими травмами, должно быть аналогичным?

 

Вот только незадача: ничего что-то не слышно о еврейских парнях или девчонках, выросших в еврейских кварталах, с их криминальной субкультурой, нищетой и наркотиками, не наблюдается у евреев более высокий уровень антиобщественного поведения, а безработица у них как раз ниже не только чем у афроамериканцев, но зачастую, чем у самих белых, и получают они в среднем больше, и живут дольше

 

И не устраивают, чтобы избыть свою историческую травму, демонстраций протеста, тем более с сопутствующими погромами и грабежами, и не требуют себе, в связи с этой травмой, какого-то привилегированного положения, в том числе, перед законом. А всего добиваются сами, своим умом и усердием. И ещё построили в пустыне процветающее государство.

 

Почему, Игорь Александрович, ну почему евреи при сравнимых, как мы согласились, исторических травмах (но у евреев, напомню, травма длиною не в несколько сот, а в две тысячи лет, и количество убитых исчисляется не одним-двум миллионом, а как минимум на порядок больше) не скучиваются в криминальных кварталах, погрязнув в нищете и асоциальном образе жизни, а живут так, как будто никакой травмы и нет (хотя, конечно, любой еврей помнит и о Холокосте, и о преследованиях евреев во все годы их сожительства с христианскими народами). Почему?

 

У многих народов на земном шарике есть исторические травмы: помимо евреев, это армяне, у многих травмы от Российской империи крымские татары, чеченцы, ингуши, украинцы (Голодомор), в самих США, кстати, индейцы у них травма точно не меньшая, чем у афроамериканцев. И что? Никто не расчесывает эти травмы и тем более не считает их индульгенцией за совершенные преступления.

 

Почему, Игорь Александрович?

Есть ещё только одна категория несчастных с подобными, как у афроамериканцев, претензиями: палестинцы. У этих так травма вообще выдуманная, точнее, ими самими искусственно созданная, когда в 47-м году они отвергли решение ООН о создании двух государств еврейского и палестинского. С тех пор они борются за то, что тогда предлагалось им даром.

 

Но вопрос об угнетении палестинцев мы подробно осветили выше. Игорь Александрович почему-то сочувствия к ним не испытывает.

 

В общем, сплошные загадки.

 

P.S. Игорь Александрович в Обыкновенном расизме гневно заклеймил полицейского-убийцу и тех, кто, по его убеждению, пытался вначале его выгородить:

На глазах у всего мира произошло медленное садистское убийство белым полицейским задержанного афроамериканца, который лежал ничком в наручниках и явно не оказывал никакого сопротивления. Полицейское начальство сначала выгораживало своего полицейского-садиста, заявляя, что убитый сопротивлялся, хотя видео свидетельствовало, что никакого сопротивления не было, а полицейские эксперты поначалу врали, что Флойд умер не в результате удушения, а от последствий неправильного образа жизни и вредных привычек. И только после того, как начались протесты, переходящие в погромы, садист-полицейский был уволен и против него возбуждено уголовное дело по статье убийство.

А сегодня выясняется, что таки да Флойд умер не от удушья, а от сердечных проблем в связи с передозировкой наркотиками, что полицейский действовал по предписанным в таких случаях правилам задержания и усмирения агрессивного настроенного, к тому же массивного нарушителя, эксперты на самом деле не выгораживали полицейского, а с самого начала говорили правду.

Получается, весь пафос Яковенко, весь его гнев и обзывательство всех подряд, имевших отличную от его точку зрения расистами пальцем в небо. Посмотрим, конечно, что скажет суд.

Вадим Зайдман